Роберт Зухи, Clearaudio: «Наступило такое время, когда динозавры выжили»

Роберт Зухи, Clearaudio: «Наступило такое время, когда динозавры выжили»

Clearaudio — настоящее семейное предприятие. Питер Зухи представил миру первый картридж в 1978 году. Позже, когда подросли сыновья Роберт и Патрик, а также дочь Вероника, они присоединились к руководству компанией. Немецкий менеджмент, мощные инженерные разработки и любовь к винилу стремительно вывели Clearaudio в лидеры рынка. На конференции A&T Trade мне удалось поговорить с Робертом Зухи, занимающимся экспортными продажами и маркетингом компании.

— Во время презентации на конференции вы сказали, что фабрика Clearaudio изготавливает 12 тысяч различных продуктов в год. При этом на ней работают всего 40 человек. Как они все успевают?

— Да, мы очень продуктивная компания. Весь секрет в том, что прежде чем начать серийное производство чего-либо, мы долго продумываем то, как все сделать в рамках нашей фабрики, находим оптимальный способ.

— Сколько инженеров Clearaudio трудится в отделе разработки?

— Немного — двое на фабрике и двое на аутсорсинге. Но не забывайте, мы семейное предприятие, разработкой занимается еще и мой отец (Петер Зухи). Мой брат Патрик также работает в производстве и дизайне. Вообще, дизайн мы часто обсуждаем всей семьей, ищем интересные варианты, так что, можно сказать, я еще и там принимаю участие. Хотя сейчас все больше отвечаю за продажи.

— Если говорить о секретах производства и разработки, по вашему мнению, какие детали, части в проигрывателях винила больше всего влияют на качество звука?

— По сути, вертушка — это подшипник и мотор. Плохой подшипник — проблемы со скоростью, точностью, аккуратностью, кстати, это легко услышать на записях фортепиано. Поверьте мне, сделать хороший подшипник невероятно сложно. Мы полируем их вручную, а потом вручную их подбираем, даже для моделей начального ценового диапазона. Плохо работающий мотор также приведет к неприятным последствиям, и здесь мы проводим долгое тестирование.

Наконец, очень важна форма самого проигрывателя. Приведу пример: возьмем алюминиевые тарелки толщиной 2 мм разной формы (круглую, квадратную и треугольную), подвешиваем их на струне и ударяем по ним палочкой. Мы услышим абсолютно разные звуки, и по высоте тона, и по гармоникам. Другими словами, форма очень сильно влияет на резонансы, которые возникают в проигрывателе.

Не думайте, что форма наших вертушек сделана ради пригожего внешнего вида, просто нам везет, что они получаются еще и красивыми. По-настоящему все рассчитано так, чтобы бороться с микрорезонансами. Ведь нельзя допустить даже минимальных резонансов, особенно когда речь идет о тонарме и картридже, — иначе возникнет фидбек (механическая обратная связь), и качество звука сильно пострадает. Кстати, микрорезонансы гораздо сложнее контролировать, чем обычные, например, в акустике.

— Сейчас уже многим стало понятно, что CD-диски доживают последние годы. Как вы думаете, тот факт, что CD пропадет с рынка, позитивно или негативное повлияет на продажи винила?

— Я надеюсь, что это даже к лучшему. Винил точно не пострадает. Все больше людей слушают музыку, пусть даже в цифре, — это хорошо. CD они купить не смогут, а захочется им оригинального, аутентичного звука — купят винил. Скажу даже так, сейчас наступило такое время, когда динозавры выжили.

— Часто говорят, что в современном мире у людей нет времени слушать музыку, поэтому она у них играет фоном. Как вы считаете, можно ли винил слушать таким образом?

— Не так-то просто. У винила слишком большой динамический диапазон, особенно на высоких частотах, к тому же, он звучит натурально. В итоге слушатель получает больше эмоций, а значит, музыка увлекает, затягивает. Каждые выходные, если я дома, обязательно слушаю музыку с винила. И еще учу детей — моей дочери всего три года, она выбирает пластинку по картинке на обложке. Правда, она сломала картридж пару месяцев назад. Но что тут уж сделаешь. Вообще же, мне жаль людей, у которых нет времени насладиться музыкой.

Еще хочу сказать, что, когда слушаешь музыку, должны появиться мурашки. Здесь важно и качество звука, да и просто память. Со старыми записями приходят воспоминания, бывает, настроишься на минорный лад: «Я был на той вечеринке, где играла эта песня, хорошее же было время...» Но это все равно позитивные эмоции. Музыка полезна для души. Я ее использую как антидепрессант — когда плохое настроение, включу что-нибудь бодрое, и жизнь налаживается!

— Какой бы вы могли дать совет по выбору компонентов для построения системы на основе винила? Например, есть мнение, что полочники и профессиональные мониторы не стоит использовать, потому что у первых не хватит басов, а вторые слишком холодно играют.

— Понятное дело, что напольники обладают большим диапазоном, лучше отыгрывают бас. И здесь без разницы, винил или цифра используется как источник. Но с другой стороны, полочники тоже бывают разные. Подобная ситуация и с профессиональными мониторами. Более чем уверен, что можно найти мониторы, которые будут отлично воспроизводить винил.

Сегодня на рынке много хорошего оборудования, и мне кажется, никуда не годится давать советы, кому и что купить. Во-первых, это очень субъективно, многое в том, какая система получается, зависит от вкуса и музыкальных предпочтений ее владельца. Во-вторых, любая система — это комбинация нескольких устройств: акустика, усилители, источник, наконец, провода. И все это в той или иной степени влияет на звук.

Единственное, я пока не могу рекомендовать цифровой усилитель для винила, хотя есть прекрасно звучащие модели, более того, их качество растет с каждым годом. Вполне возможно, через год я уже буду спокойно относиться к такому содружеству.

— Роберт, а вы сами какую музыку слушаете и какая система собрана у вас дома?

— В гостиной вертушка Anniversary, а колонки Martin Logan (электростатические), у них специфический звук, сцена, как будто под увеличительной линзой. А я люблю «смотреть» на звук. В студии у меня стоят вертушка Innovation, акустика Wilson Audio и моноусилители McIntosh. Я всегда был фанатом Depeche Mode. Но их я больше слушаю на iPod в машине. А когда есть время, предпочитаю разнообразие: классика, джаз, поп... недавно вот Dire Straits включил.

— Как вы считаете, важно ли аудиофилам посещать концерты и насколько часто вы сами ходите на них?

— О да, часто можно услышать от аудиофила слова: «Нет, это звучит совсем не так, как вживую». Но тут я спрашиваю: «Когда вы в последний раз были на концерте?», а в ответ человек мнется, вспоминает долго... «Лет пять назад». Я думаю, очень важно иметь опыт прослушивания живых выступлений. Наши уши, они как радар, настраиваются на определенный характер звука и хорошо его помнят. Посещение концертов помогает лучше понимать музыку. Правда, услышав некоторые записи, сильно расстраиваешься...

Я везучий парень, много путешествую по разным странам и практически везде стараюсь посетить какое-либо мероприятие. Был в Большом театре в Москве, в филармонии ЛосАнджелеса. Большие концертхоллы — это чистая и красивая музыка. Потом помогает работать над записями. Итак, мой совет — на концерты ходить нужно обязательно. Это тренирует уши. Но не следует часто посещать рок-концерты. Слишком уж там громко.

— На ваш взгляд, существуют различия русскими и европейскими аудиофилами?

— Да, наверное, есть. Но не в вопросе пристрастия. Все аудиофилы любят музыку, без разницы, из какой они страны. Однако то, как люди относятся к построению системы — вот это отличается. В Европе чаще меняют оборудование. Русский человек, как мне кажется, постепенно наращивает систему, делает ее все лучше и лучше, в конце концов, добивается нужного для себя результата. А европейский аудиофил — он вечно недовольный. Берет и меняет все разом. Я хочу, чтобы потребитель был счастлив, чтобы он делал апгрейд оборудования, работал над этим. Не всегда удается собрать идеальную систему сразу, она получается постепенно, нужно время, чтобы подобрать все, как надо.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 9, 2011
ТЕГИ:#Clearaudio
63.01 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.