История с рыбой [перевод]

История с рыбой [перевод]

Нет, это не про ту рыбу, которая сорвалась с крючка. Это о той, которая меня укусила. Причем дважды. Эта история произошла в Китае, где-то в глубинке, в ресторане небольшого городка. Шел 1995 год.

Если вы много путешествовали, то наверняка знаете, что у разных культур выбор продуктов для еды сильно отличается от нашего. Китай, в частности, создал со временем некоторые очень странные привычки в еде, которые, как я предполагаю, появились в результате многих лет нищеты и нехватки продовольствия. Вы узнаете об этом, когда в качестве местных деликатесов — как элементы другой культуры, они рассматривают вредителей или, в лучшем случае, такие несъедобные вещи, как: крысы, клопы, собаки, кошки и прочие, скользкие как тина вещи.

Так как я вегетарианец, то большинство этих странных продуктов никогда не подавали мне на китайских тарелках, в качестве испытания, т.к. они были в основном животного происхождения. Я увернулся от многих «пуль» за обеденным столом, благодаря моему вегетарианству. И я должен признаться, что был темой многих вечерних трапез из-за него. Не только в Китае, но и во всем мире, люди всегда хотят знать, как я остаюсь в живых, не потребляя мяса.

В Гонконге хорошо прожаренная нога утки — это истинное удовольствие, и мне всегда предлагали лучшую, первую порцию этих хрустящих маленьких дьяволов. Но я могу легко пройти мимо этого блюда, никого не обидев. Жизнь удалась.

Но в 1995 году, я по-прежнему ел рыбу. Так что формально я был не вегетарианцем, а пескеторианцем. Наш китайский дистрибьютор в тот момент с недоверием относился к моим привычкам. Он, конечно, не думал, что я просто какой-то странный или чокнутый, но считал, что я большой придурок или растяпа, когда дело доходит до выбора еды. Когда блюдо с рыбой пускали по кругу, он с восторгом предлагал рыбью голову, прекрасно зная, что мне от нее станет плохо и я наверняка откажусь. Сам он с большим удовольствием запускал всю рыбью голову в рот и хрустел костями так, что при этом рыбьи глаза, зубы и другие неприятные детали капали ему на подбородок. Я думаю, что он любил смотреть, как я корчусь при этом. Я был мишенью для множества шуток дилеров и гостей, приглашенных на наши обеды.

После того как мы провели несколько дней вместе, каждый ужин становился для него все более сложной задачей, чтобы заманить меня в ловушку и уговорить съесть что-то отвратительное. Я был достаточно мудр и осторожен по отношению к его поползновениям и держал в поле зрения все, что подносили к нашему столу.

Но потом я все-таки попал в ловушку. Мой дистрибьютор вынашивал план, чтобы загнать меня в угол, где мне было бы невозможно увернуться. Вы понимаете, что есть вопросы чести. Среди гостей за столом, среди группы этих ребят, и, конечно, в этой азиатской культуре, не вежливо и не благородно отказываться от еды, которая вам предлагается. Конечно, у них есть понимание вашего личного выбора не употреблять в пищу мясо и не пить алкоголь. Это нормально и приемлемо. Но если вы все же едите мясо, или пьете алкоголь, то вам лучше съесть или выпить по-хорошему все, что поставят перед вами.

“Г-н Пол. Вы едите рыбу?” Ах, черт, мне надо было бы распознать подвох заранее. Выражение на его лице уже намекало на то, что он хочет предложить что-то подозрительное. Я еще не раз пожалею об этом вопросе.

— Да, я ем рыбу. Я люблю рыбу.

— А вы едите змей?

Ну, это для меня простой вопрос. Змеи – это такая странная категория, и не традиционная мясная еда, но, конечно, и не рыба. Так вот в чем его ловушка. Я мог бы легко выбраться из этой ситуации, объяснив, что для меня змеи – это тоже животные, а я не ем животных.

— Нет, никаких змей.

— Хорошо, нет проблем. Я закажу вам рыбу. Вы ведь ее едите.

Хитрый оскал распространилась по всему его лицу. Было понятно, что на этот раз я сыграл плохо в его игру. Он имел в виду нечто иное.

Официант подошел к столу, неся ведро. Ведро? Что за дурацкие помои они приносят мне в ведре? Официант подошел к моему дистрибьютору и показал ему содержимое ведра. Он кивнул в знак одобрения и жестом показал официанту, чтобы тот подошел к моему месту. Я заглянул в ведро. Оттуда на меня смотрела настоящая змея. Бусинки — глаза, зубастая пасть, мерзкий вид. Они чем-то удерживали это несчастное существо, и она была как-то большей частью в воде, вполне достаточной, чтобы покрыть ее. Противная морда высовывалась из воды, и вид у нее был совсем несчастный.

— Это змея! Я не ем змей.

— Это вы едите. Это морской змей. Вы ведь едите рыбу. Это рыба-змея. Таких вы едите.

Черт. Он меня поймал. Он перехитрил меня. Но это не произойдет именно так, как он запланировал. Теперь была моя очередь, чтобы нанести ответный удар.

После того как живая «морская змея» была принесена к нам в ведре для инспекции, официант вернулся на кухню, и спустя всего несколько минут, та же самая змея вернулась обратно. Но на этот раз вместо того, чтобы пялиться на меня изнутри ведра, она была намотана на большой ананас, а ее глаза были заменены на две маленьких красных ягодки и рот нафарширован еще чем-то красным. Она все еще выглядела грозной и ужасной. Я неохотно взял одну из палочек, проткнул ее через кожу, взял кусок змеиного мяса и проглотил его. Неплохо, на самом деле. Все за столом захлопали. Они знали, что я не съем больше, чем один кусок для приличия. Поэтому змею быстро доели другие гости.

Я знал, что мой дистрибьютор вряд ли вообще пьет алкоголь, как и другие за столом. За все годы, что я его знал, мы вместе выпили, пожалуй, лишь одно пиво, и при этом он его только пригубил. Пригубить вполне достаточно, и хотя настроение по-прежнему было праздничным я спросил группу, готовы ли они уважить мою просьбу.

— Я съел змею. Теперь моя очередь заказывать. Я хочу выпить с вами, чтобы отметить праздник.

— Но г-н Пол, мы не пьем.

— Да, я знаю, но я не ем змей. Давайте закажем выпивку, чтобы сделать меня счастливым.

Они все посмотрели друг на друга и, не желая обидеть своего гостя, согласились. Позвали официанта, и он поспешил выйти, чтобы достать выпивку.

Мой план был прост. Поскольку эти ребята не пьют, мы закажем в высоких бокалах любой из напитков, который есть в этом ресторане. Я затяну традиционный клич «Kompai!» — им придется выпить одним глотком все до. Я был уверен, что смогу проучить этих ребят.

— Г-н Пол, мы закажем вина. Это нормально?

— Конечно, принесите его.

Я пил вино, и если бы это удалось, возможно, мы бы заказали его еще, чтобы оно подействовало.

Официант вернулся и поставил перед каждым гостем большой бокал вина. Не задумываясь, я схватил свой бокал и громко закричал «Kompai!». Остальные нехотя подняли свои бокалы вверх и ждали, когда я (как тостующий) первый выпью до дна, а они потом уже последуют за мной. Похоже, им это не понравилось. Мой план начал срабатывать.

Я не уверен, замечали ли вы это когда-нибудь, но у нас есть встроенный механизм, заставляющий автоматически нюхать запах чего угодно непосредственно перед употреблением. Я никогда не замечал этого раньше, но я уверен, что заметил такое за собой в тот вечер. Просто перед тем, как выпить вино, я его инстинктивно понюхал. Господи, Боже мой! Это была самая противно, пахнущая жидкость, какую я только мог себе вообразить.

Нет, подождите. Я не мог себе этого представить, даже в моих самых смелых фантазиях. Это было хуже самого худшего. Моему желудку стало плохо. Но было уже слишком поздно. Вызов был сделан, мы были начеку. Поэтому я закрыл глаза, перестал нюхать и опрокинул в себя противное маслянистое вино. Это было все, что я мог сделать, чтобы не сдаться. Остальные за столом последовали моему примеру и посмотрели на меня, ожидая реакции. Я имею в виду, что вы должны запечатлеть такую картину: мой дистрибьютор и четверо его друзей, рты слегка приоткрыты, брови приподняты, все пристально глядят на меня, чтобы увидеть, какова моя реакция. Они все знали заранее. Они все знали, и все внимание снова было обращено на меня.

— Что это за сорт вина, черт возьми?

То же ловкая, хитрая улыбка вновь пробежала по лицу моего дистрибьютора. Несомненно, он обыграл меня снова.

Он встал из-за стола и жестом пригласил меня сделать то же самое. Мы вслед за официантом прошли в заднюю комнату, где был какой-то бар. На выступающей стойке был стеклянный кувшин на пять галлонов, наполненный наполовину какой-то жидкостью. Там был также большой серебряный ковш, торчащий из емкости. Это, по-видимому, и был источник вина. Когда я присмотрелся, то заметил на поверхности вина какие-то вещи, плавающими по ней. Более пристальное изучение показало, что на самом деле плавающие существа — это ящерицы. Эти ящерицы, очевидно, были сплющены и добавлены в эту паршивую жидкость для вкуса. Без сомнений, своим маслянистым вкусом вино было обязано этим дохлым созданиям.

Я посмотрел на моего дистрибьютора, который наслаждался каждой минутой моего дискомфорта. Он взял верх надо мной оба раза. Я был побежден.

Он приподнял одну бровь и спросил:

— Хотите еще стаканчик?


Оригинал: A fish story и How about another round?

Об авторе: Пол МакГоуэн (Paul McGowan) – директор (CEO) и сооснователь компании PS Audio Inc. из города Боулдер, Колорадо, конструирующей и выпускающей High End-аудио продукты и сервисы.

50 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.