Юрий Белов: На волне

Юрий Белов: На волне

Аудиофилия и прагматизм часто вещи совершенно несовместимые, но к этому процессу можно относиться и иначе — просто любить музыку и получать от нее искреннее удовольствие. А можно пойти дальше, и тогда увлечение музыкой может стать чем-то большим, например работой. Многие категорически против того, чтобы совмещать работу и увлечения, Юрий же считает совершенно иначе и, как мне кажется, он совершенно прав.

Когда состоялось твое знакомство с музыкой?

Самое-самое первое знакомство с музыкой произошло лет в 10—11, когда я взял у папы кассетный магнитофон. Более серьезное знакомство произошло, когда мой сосед собрал серьезный усилитель по схеме, опубликованной в журнале «Радио», и купил себе колонки С90. Его слышно было за два-три квартала, а мне было вообще шикарно — я выходил на балкон, ставил стул и просто слушал музыку. Оттуда неслись Deep Purple, Led Zeppelin, Dio. Однажды я набрался смелости и зашел к нему. Он включил свою систему, невиданную на тот период. Я помню, мы слушали Deep Purple, и произведение под названием «Lazy» просто снесло мне мозг. После этого я уговорил бабушку купить мне катушечный магнитофон «Комета 212». И началось... Я стал с магнитофоном ходить к соседу, переписал все пленки, которые были у него.

А он слушал с пленки или с винила?

У него были катушки. Винил тогда был очень дорог. Потом появились студии звукозаписи, куда ты отдавал катушку и где тебе на нее записывали зарубежную (вражескую) музыку. Эти студии то появлялись, то закрывались. Видимо, все зависело от того, какой у них репертуар. Потом, когда я поступил в МАИ, уже активно начала развиваться виниловая тема, пластинки стали более-менее доступны. Если у кого-то появлялась пластинка, все пытались успеть ее переписать. Хозяину она возвращалась изрядно подпиленной всякими корундовыми иглами на «Вегах» и «Арктурах». Все это было тогда безумно интересно, много друзей, много общения. Сейчас все разбрелись по домам сидеть и поголовно качают музыку из сети, а тогда это было какое-то такое братство.

Под систему отведена целая комната, но она совсем невелика по размерам. Вписать полномасштабную акустику в такое помещение — задача не из простых. Акустика, ламповый усилитель, фонокорректор в системе — авторские разработки российских мастеров. Даже CD- проигрыватель — это только корпус и транспорт TEAC, а вся начинка заменена. Проигрыватель винила — винтажный прямоприводник Micro-Seiki DDX- 100 с тонармом МА-505 и головкой Ortofon M2 Black. Скоммутировано все кабелями XLO.

У тебя музыкального образования нет?

Как такового полноценного музыкального образования нет. Когда я учился на первом курсе, мой приятель пришел ко мне и сказал: «Слушай, мы тут команду создаем, нам нужен басист». Я спросил: «А ничего, что я не умею играть?» А он: «Ну ты как-то постарайся». Я постарался, наскреб каких-то денег, купил бас-гитару и по 8—10 часов занимался. Через какое-то время поступил в московский джазовый колледж «Москворечье», где и проучился благополучно полтора семестра. У меня было много любительских коллективов, но самый яркий эпизод — игра в группе «Земляне».

Расскажи эту историю с радио, как тебя туда занесло?
Когда появилась радиостанция «Эхо Москвы», ко мне пришел приятель и предложил пойти с ним на ночной эфир Володи Ильинского. Мне, конечно, было интересно посмотреть. Я тогда и понятия не имел, что такое радио, как там все происходит. Мне очень понравилась атмосфера, демократичность, которая там царила. Володя ставил музыку на свое усмотрение — и старый рок, и битлов, и роллингов. И меня это как-то зацепило, я сказал: «Володь, а можно я попробую сделать свою программу?» Он согласился. Я стал регулярно приходить к нему на эфиры делать свою рубрику, свою программу. В рамках эфира Ильинского у меня были полчаса или час, где я ставил то, что мне нравится, и рассказывал об этом. А дальше, когда мне дали первую зарплату и я узнал, что, оказывается, за это удовольствие еще и денежку платят, я заинтересовался этим как профессией. После «Эха Москвы» я устроился звукорежиссером на радиостанцию «Панорама» и потом там же предложил свое шоу. Мне дали воскресенье, это было 5 ч эфира. Сказали: «Делай что хочешь». Это было круто, я там крутил рокешник начиная от 60—70-х и до наших дней. Призы разыгрывал, играл в игры (тогда была такая игра — радиоджокер). Но у нас в стране есть такая тенденция — что хорошо идет, очень быстро заканчивается. И на месте радио «Панорама» появилось радио «Станция» с модной клубной танцевальной музыкой.

Потом у меня пошла череда работы на других радиостанциях, это было «Радио Рокс», «Милицейская волна», когда она только начиналась и там крутили именно рок-музыку, но самая топовая, наверное, была «Европа Плюс». Еще был «Рок ФМ», до этого были эпизоды с «Монте Карло», «Радио Танго» и «Авторадио» под конец радийной деятельности. Радио как-то меня по жизни преследовало, и много раз я думал, что к этому вообще не вернусь, но потом происходило так, что я опять в это вляпывался. Сейчас я отошел от этой темы и занимаюсь аквариумным бизнесом, а музыка перетекла просто в личное хобби. Оно всегда было хобби. Ты знаешь, я счастливый человек, я ловлю себя на мысли, что меня по жизни кормят два моих хобби — музыка и рыбки.

А расскажи, пожалуйста, с системами как у тебя все происходило?

Первой была «Комета 212», потом ее сменил магнитофон «Снежеть» — это уже аппарат другого класса, со сквозным каналом, появилась вертушка «Вега 110» и колонки С90 (без них у нас ни один любитель музыки, наверное, не обошелся). Потом пошла эпоха CD. Я помню, тогда у какогото спекулянта был куплен CD-проигрыватель «Джексон». Звучал он отвратительно, как я потом выяснил, очень звонко, кастрюльно. После у меня пошла эпоха «Пионера» — появилась кассетная дека и усилитель «Пионер». Пришлось избавиться от «Джексона». Я тогда ратовал за то, чтобы все компоненты были одной фирмы. И колонки я тогда купил Mission. Надо отдать должное, комплект звучал неплохо для того времени.

После них у меня появилась акустика Monitor Audio Silver, восьмерки, и я понял, что «Пионер», наверное, уже слаб для них, и следом пошел уже апгрейд блоков техники. Какое-то время у меня играл Roksan, который сразил тем, что сломался дважды за полгода эксплуатации. Несколько позже я понял, что меня все равно что-то не устраивает. Я начал лопатить форумы и вывел для себя новый предел мечтаний — двублочный ламповый усилитель Audio Research. Конечно, был восторг, когда я включил этот аппарат. Причем не только от звука, но и от того, что на усилителе можно было греться и жарить яичницу, у меня даже оплавилась стойка. Долгое время этот аппарат меня устраивал, пока мне не позвонил знакомый и не сказал: «Возьми послушать усилитель одного умельца». Я посмеялся — ну какие там умельцы по сравнению с известным брендом! Но когда пришел и подключил аппарат, то сначала не поверил. И в конечном итоге усилитель Малышева, смешной в сравнении стоимости, убил этого монстра и своей динамикой, и прозрачностью, и живостью, особенно на рок-музыке. И как раз в тот момент я понял, что не надо гнаться за брендами.

Какая у тебя тогда акустика была?

Были ProAc 2.5, они как раз пришли на смену Monitor Audio. А потом появилась нынешняя акустика — тоже, кстати, российского разработчика. И я почти нашел свое аудиофильское счастье. Оно было таким безоблачным! Но недолго, потому что я вляпался в винил, а там уже начались танцы с бубнами — эта головка играет, эта не играет, этот пред звучит грязно, этот играет хорошо... И я пропал, но, надеюсь, небезвозвратно.

Наверху объемного шкафа, занятого пластинками и дисками, отдыхают несколько VHS-магнитофонов, кассетные деки. На всякий случай... Вдруг понадобятся.

А по системе какие-то планы на будущее есть?
Мне хочется фонокорректор нормальный. Смешно сказать, никитинский корректор до сих пор использую (меня сейчас, наверное, заплюют люди, увлекающиеся серьезным звуком), но за разумные деньги из того, что удалось послушать, я не нашел ничего, что бьет его так, чтобы я сразу его выкинул на помойку. Еще хочется попробовать SACD. Не столько интересно прям его покупать, сколько просто ознакомиться. Потому что серьезные аудиофильские бренды стали выпускать музыку на SACD — классику рока, много джаза.

Пять лучших дисков из коллекции Юрия.

Ozzy Osbourne — Ozzmosis (1995)
Slade — Nobody's Fools (1976)
Deep Purple — Machine Head (1972)
Extreme — Sides To Every Story (1992)
Black Sabbath — Master Of Reality (1971)

У тебя только ММ-головки?

Да, у меня только ММ, но я с ними уже замучился с этим винилом. Если я еще полезу в МС, то мне, наверное, нужно будет забросить работу, семью и сидеть тут ковыряться.

А у тебя из далекого прошлого какие-то пластинки свои остались?
Осталась пластинка с уникальной судьбой. Я тогда учился в школе, в 8—9 классе, мы с двумя друзьями скинулись и купили двойной концертный альбом Scorpions 78 года, рок-н-ролльный такой, живой, интересный. Я так любил эту пластинку в то время, что просто выкупил ее у друзей. И она у меня сохранилась до сих пор.

Сколько лет как ты снова собираешь винил?

Лет 7, наверное. Основное пополнение фонотеки идет с еBay.

Такой вечный спор — американские, английские, японские прессы... Ты на это как смотришь?
Я считаю, что это спор ни о чем, и нужно смотреть конкретное издание и сравнивать.

Сейчас по винилу доводится с кем-то общаться или все ушло в интернет?

В основном в интернет все ушло, потому что все мои знакомые понимают, уважают, слушают MP3 и радио и в общем-то далеки от музыки. Один мой приятель вообще сказал, что после 40 слушать музыку — это патология, на что я ему ответил, что он преждевременно состарился душой и говорить с ним не о чем.

Про цифровые форматы что расскажешь? Как ты к ним относишься сейчас?
Последние несколько лет, когда я слушал только винил, считал, что CD не может играть. Но, оказывается, при нормальном источнике и при нормально сделанном диске это достойная конкуренция винилу, и часто разница сводится к минимуму. Ты слышишь просто разный формат: цифра — аналог. Я очень увлекся тем, что делает Стив Хоффман. Он делает очень достойные мастеринги, винил, конечно, это не переигрывает, но играет достойно. То есть если тебе не хочется заморачиваться с этими плясками (корректорыголовки) и прочим, то ты ставишь мастеринг Хоффмана и получаешь удовольствие от музыки. А потом еще что касается цифровых форматов — очень неплохо сделаны японские ранние издания на CD. Видимо, раньше старались записывать без лишней компрессии.

Компьютерные форматы пока не доводилось изучать?
В машине. Обычно скачиваешь что-то для ознакомления. Дома не хочется тратить время на прослушивание таких форматов, потому, что есть целый шкаф с пластинками и компакт-диски есть. Дома хочется уже слушать нормальный звук, а в машине — это просто фон.

А сейчас ты сам слушаешь какое-то музыкальное радио? Обычное или сетевое?
Слушаю в машине 95,2 «Рок-ФМ», где я работал, еще «Финам ФМ», тоже рок-ориентированная станция. А с интернетом я дружу в плане аукционов на eBay, поиска пластинок и каких-то форумов, которые меня интересуют, где можно почерпнуть информацию, а в остальном как-то у меня нет необходимости.

Твои музыкальные вкусы с годами менялись? Что-то добавлялось или отпало?

Менялись, конечно. С годами я стал периодически впадать в джаз-рок. Классику не осилил, не мое. Во мне живет рок-н-ролльный бунтарь, поэтому от классики я начинаю засыпать и становлюсь скучным сам себе. Может, немножко ушел от каких-то экстремальных жанров, в силу возраста хочется слышать меньше агрессии. Может быть, это связано не с возрастом, а с динамикой нашей современной жизни, очень много негатива льется отовсюду, начиная с интернета и заканчивая тем, что происходит на улице. А так попрежнему слушаю старый рок, стараюсь найти какие-то современные команды.

Вот про современные команды. Можешь рассказать о том, что было найдено, к примеру, за прошлый год? Или что было для тебя свежачком?

На меня произвел приятное впечатление (и я даже купил несколько дисков) коллектив Maroon 5. Это такая смесь рока и попсы на фанковой основе, но я разочаровался в них, когда увидел живьем. Солист не тянет зал. Но на записях все неплохо.

Ты часто на концерты ходишь?

Нет. Сейчас уже редко. После того как дома появился хороший звук, уже думаешь: «А зачем мне?» Я себе вот поставлю диск и посмотрю концерт дома. Последнее время разочарования происходят из-за того, что редко где бывает достойный звук. Еще был момент, когда я ходил на концерт Manowar. Я стоял в партере, и мне на голову свалился пьяный подросток. Не знаю, как он умудрился, но мне стало очень нехорошо, когда мой позвоночник чуть в трусы не осыпался. В общем, хочется уже какого-то комфорта. Одно из последних ярких впечатлений — концерт Роджера Уотерса. Причем я стоял прямо перед сценой, в фанзоне. Отличный звук, отличная музыка. На Оззи Озборна ходил — люблю я этого смешного клоуна, очень тепло отношусь ко всему, что он делает. Пусть даже ругают и его последние работы, и что он не поет, и на концертах уже не тот, что был раньше, но это уже просто любовь, пронесенная сквозь годы. На Сатриани был, там все красиво и технично, но скучновато.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 5, 2013
70 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.