Петр Бронфин: «Слушайте больше классической музыки, там есть все!»

Петр Бронфин: «Слушайте больше классической музыки, там есть все!»

Петр Бронфин — известный русский художник и заядлый меломан. Восемь лет назад «задвинувший цифру», сосредоточившись исключительно на виниле. Я давно знаком с Петром, и, если быть совершенно откровенным, мне здорово помогают в жизни его картины. Я вижу в них трансляцию очень глубокого и в то же время чистого, практически детского взгляда на жизнь. Музыка здесь, несомненно, играет роль культурной почвы, дающей бесконечные силы для творчества.

— Итак, почему винил?

— Не кажется ли тебе, что виниловый ренессанс сегодня это тоже своего рода мода, то есть не вечна? Дело в том, что мое увлечение классической музыкой оказалось несовместимо с цифрой. Но это всего лишь мой личный опыт. Никак не могу говорить о глобальных тенденциях вообще. Ты же знаешь, моя последняя цифровая система была очень неплохой, но, увы, привкус синтетики и засилия «звуков» мешало мне слушать музыку. Музыку с большой буквы. И я окончательно ушел от этого и теперь, кажется, счастлив. Даже весь джаз продал, сейчас нет ни СD, ни какой другой музыки, кроме классической.

— Хорошо, а что ты думаешь вообще о музыкальных жанрах, есть ли такие, где цифра впереди или хотя бы точно не отстает от аналога?

— Мне сложно сказать про все жанры, но думаю, что там, где есть жизнь в музыке, где за звуками стоит настоящая личность: исполнителя, композитора, музыканта, лучше предпочесть все-таки аналог.

— Многие виниловые меломаны находятся в поиске фирменных пластинок, в твоей же коллекции есть много советского винила. Почему?

— «Мелодия» хорошо писала классику и имела обширную фонотеку. Поэтому я не придерживаюсь этой устоявшейся линии поведения. Для меня главное, чтобы музыка была, а кто пластинку записал, мне все равно. Например, сейчас мне очень близок Шостакович, и очень много его произведений я имею в виде записей фирмы «Мелодия».

— Я знаю, ты, как и многие любители этого дела, менял «железо», причем не раз. Расскажи, пожалуйста, какие периоды у тебя были в этом смысле и улавливаешь ли ты какую-нибудь связь определенного «железа» и какого-то конкретного музыкального этапа в твоей личной истории?

— Начиналось все с советской техники, например, был у меня замечательный советский усилитель «Бриг» из первой серии, и слушал я тогда очень много чего, так что на этом этапе связь, наверное, если и была, то мало уловима. Затем был период увлечения приборами Audio Note Japan, был усилитель Ongaku, кондовский дак M100, транспорт СЕС TL 0, колонки Ruthy 4, и это уже отсеяло рок и поп-музыку. Ну и сейчас, на последнем, так сказать, виниловом этапе, осталась только классика.

Вертушка Simon Yorke S-9 с кондовской головкой. Все остальное по-прежнему Audio Note, а точнее Kondo. Колонки Ongaku Speakers, новый кондовский пред Ongaku Pre-ksl 77, усилитель Ongaku Fuji, пушпульный, кстати, на 300В. Провода опять-таки Kondo, стойка Taoc, правда, стоит на ней только вертушка, усилители лучше играют на деревянном полу.

Сегодняшний мой тракт мне очень нравится, иногда хочется, правда, прибавить масштабности и основательности при звучании, например, большого оркестра, чтобы стало совсем как на концерте. Думаю, что об этом мечтают все любители, но в реальных пространствах, в которых мы живем, получается всего лишь приблизиться к этому идеалу.

— Скажи, пожалуйста, за что небедные поклонники фирмы Audio Note Japan больше всего любят свою технику: за ее музыкальные способности или за то самое дорогое, что есть у нас? Я имею в виду слово, близкое по смыслу слову «имидж»?

— Мне сложно об этом говорить, но могу лишь сказать, что Кondo дает мне возможность слушать с удовольствием ту Музыку, которую я люблю.

— Верю! Видишь ли ты сейчас какие-нибудь границы в своем плавании по волнам классической музыки?

— Думаю, что там, где есть жизнь в музыке, где за звуками стоит настоящая личность: исполнителя, композитора, музыканта, лучше предпочесть все-таки аналог. Нет, это совершенно бездонный океан, где есть все. Думаю, что до дна мне дойти не суждено, и это мне очень нравится.

— Как долго ты можешь протянуть без музыки?

— Пару дней с большим трудом.

— В твоей коллекции много так называемых аутентиков, так называют музыкантов, исполняющих старинную музыку на старинных же инструментах. Что в них ты находишь?

— Я не согласен со словом «старинный»: любая настоящая музыка современна, и если каким-то музыкантам удается ее донести до слушателя и заставить его сердце биться с нею в унисон, то цель, будем считать, уже достигнута. И не важно, на каких инструментах они играют. Это всего лишь средство.

— Что бы ты пожелал нашим читателям?

— Слушайте больше классической музыки, там есть все!

Первая десятка дисков из коллекции Петра Бронфина

[01] J.S.Bach Messe H moll Gustav Leonhardt BWV 232.

[02] Shostakovich piano quintet Seven romances on poems of Alexander Blok Fitzwilliam string quartet.

[03] J.S. Bach six sonatas pour violin ct clavecin Sigiswald Kuijken, Gustav Leonhardt BWV1014 a 1019.

[04] J.S. Bach Gustav Leonchardt cembalo de kunst der fuge.

[05] J.S. Bach sonates et partitas pour violon seul BWV 1001 1006 Sigiswald Kuijken.

[06] Dmiti Shostakovich ( pianist ) Shostakovich: six preludes and fuges from op.87.

[07] Shostakovich symphony no.6 in B minor, symphony no.11 in G minor «1905» Paavo Berglund Bournemonth Symphony Orchestra.

[08] Д. Шостакович, собрание сочинений в грамзаписи.

[09] Jordi Savall Capitano Tobias HVME (musical humors).

[10] Дмитрий Шостакович пианист, юбилейный бокс к 70-летию со дня рождения.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 6, 2010
ТЕГИ:#Винил
50 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.