Владимир Седов: созерцатель

Владимир Седов: созерцатель

Глубокое увлечение музыкой не приходит само по себе. Всегда есть предпосылки, предыстория. Чаще это тянется из детства, но иногда приходит и в сознательном возрасте. Аудиотехника зачастую играет в этом процессе не последнюю роль. Владимир Седов, фотограф и аудиофил, знаток и ценитель цифровых технологий, признается, что увлечение качественным аудио и, как следствие, более глубокое увлечение музыкой пришло именно в момент серьезного построения аудиосистемы.

С чего началось увлечение музыкой?

Началось все в школьные годы с катушечных магнитофонов, ламповой радиолы «Урал-2», которую я пытался как-то даже модернизировать. В школе у меня был интересный класс, многие увлекались музыкой, поэтому ее было много и в хорошем качестве — на виниле, на катушках. Я фактически с детства больше интересовался не рокили попмузыкой, а музыкой электронной — Space, Jean Michel Jarre, Kraftwerk, Tangerine Dream и тому подобным. Увлечение качественным аудио и, как следствие, более глубокое увлечение музыкой (именно в такой последовательности) пришло, когда я стал работать фотографом в журнале «Т3». В это время с аудиотехникой пришлось знакомиться намного чаще, и появился более осознанный интерес.

В системе нет ни одного аппарата, в который можно было вставить CD, используются только устройства, воспроизводящие файлы. Основной проигрыватель — Linn Akurate DS. Точнее, так все было на момент нашей встречи. Сейчас в системе Владимира многое поменялось.

Музыкальный вкус отразился на системе?

Конечно, система строилась под свои пожелания, под комфортную музыку. Я всегда увлекался звуками природы, когда-то пробовал записывать голоса птиц. Увлечение музыкальными стилями, электроникой, эмбиентом во многом появилось на фоне интереса к природе. И, в общем-то, можно точно сказать, что увлечение музыкой пришло именно в момент, когда я начал серьезно строить аудиосистему. В полной мере все это появилось когда я увлекся именно цифрой. Большой коллекции тогда не было — только несколько сотен дисков. Для того чтобы выстроить свой музыкальный кругозор, этого, конечно, недостаточно. А сейчас, когда отобранная и рассортированная коллекция составляет несколько тысяч альбомов, уже можно говорить о каких-то сложившихся вкусах и интересах, о понимании музыки и о музыкальном мировоззрении.

Как строилась система?

Во времени это все было достаточно быстро — начал я где-то в 2003 году с кинотеатральной системы с ресиверами и многоканальным звуком, потом передвигался в сторону стерео, и система становилась все более разделенной на кино и музыку. Сначала к кинотеатральному ресиверу добавились усилители мощности на фронты (Marantz MA6100, потом был Parasound A23, затем пред Parasound P3), появился CDпроигрыватель, не мультиформатный — это был Vincent CD-S6 с ламповым выходом. Позже ресивер был заменен на процессор Adcom в сочетании с многоканальным усилителем мощности от той же фирмы, который использовался только на центр и тылы. Был период интереса к многоканальным записям, но все больше внимания уделял традиционному стерео. И в какой-то момент произошел качественный осознанный переход в плане техники — появилась акустика Nola Viper 2A. И несмотря на некоторые особенности, она прижилась. За счет дипольной конструкции в небольшой комнате и при расстановке по длинной стене они создают хорошую сцену. Потом встал вопрос об усилении, точнее, вопросов-то и не было — усиление подбиралось по совету Александра Яковлева (Странника) — он был хорошо знаком с Карлом Марчисотто — разработчиком акустики. Карл тестировал Нолы с 275-м "Макинтошем". Вот так появился усилитель. И он идеально вписался в систему. Для меня, как для фотографа и созерцателя по жизни, важны и звук, и визуальная составляющая системы. В лампах есть чтото особенное и в плане звука, и в плане визуальной составляющей. Усилитель этот в связке с акустикой мне очень нравится. Он работает на стерео и вполне справляется с озвучкой фронтов домашнего кинотеатра. Потом я приобрел для стерео ламповый пред Sonic Frontiers Line 2 SE. С его появлением сохранилась интеграция стереосистемы в домашний кинотеатр благодаря наличию в преде отдельного сквозного канала.

А как появился интерес к цифре?

Я слушал музыку с дисков, что-то читал, изучал в интернете, но интерес появился к тем форматам и устройствам, которые воспроизводят звук с компьютеров и дисковых хранилищ. Когда мои коллеги по работе поехали в Шотландию на производство Linn, они мне позвонили оттуда и сказали, что там есть такой аппарат — уже не CDпроигрыватель, а полностью цифровой транспорт. В итоге Linn Akurate DS показался мне очень подходящим, интуиция подсказала. И так я стал владельцем одного из двух первых привезенных в Россию сетевых проигрывателей Linn. На какой-то момент я получил в цифровую коллекцию практически все, что на тот момент было в продаже и нравилось мне.

Как ты видишь развитие носителей аудиоконтента?

Диски пока будут, но больше в качестве аудиофильских, дорогих и лимитированных изданий. Аудиофил нередко консервативен, поэтому совсем формат CD не исчезнет пока. Но основная масса будет вытеснена музыкой из сети, потоковыми сервисами. Да и для аудиофилов сейчас производится все больше цифровых и сетевых проигрывателей. А в свою очередь эти устройства стимулируют развитие продаж цифрового контента в хорошем качестве. В 2012 году Universal Music Group заключила договор с Linn Records на продажу своего контента. Это уже существенная подвижка. И это важно, особенно на фоне того, что мейджоры не открывают пока онлайнмагазины. Они выпускают CD, увеличивают выпуск винила, но сетевых проектов с музыкой в хорошем качестве, в форматах без компрессии у большинства пока нет. В начале тех изменений, что начали происходить на рынке аудиоконтента, я предположил, что наиболее жизнеспособными аудиофильскими форматами будут цифра в высоком разрешении и винил. А CD/SACD практически исчезнут. И в этом смысле показателен тот факт, что компания Clearaudio начала выпуск машин, производящих матрицы для винила. Это очень важно, ведь уже много лет таких машин никто не выпускал. Пользовались старым оборудованием, обслуживали его. А тут появляются новые станки. Это отвечает росту рынка винила, прогнозируемое производство — несколько миллионов пластинок в год. Тут, конечно, и мода работает, винил отчасти вернулся даже в массовую культуру. А такие носители, как SACD и DVD-audio, остались в очень узком аудиофильском формате, но и те же SACD в конце концов научились копировать, и закрытый формат теперь вовсю ходит по сети. Возможно, со временем DSD-рипы и их исходно цифровые формы вытеснят этот носитель. Также будет еще больше появляться HD-контент. В целом все более-менее устоялось, есть форматы, есть носители, развивается техника для воспроизведения и хранения. Будет разделение между мейнстримом для носимых плееров и смартфонов, форматами для массового потребления и аудиофильскими форматами. Все-таки форматы для портативной техники и для High-End-систем — это разные вещи. Но в целом общая тенденция наметилась к тому, что больше 90 % легального аудиоконтента будет в цифровых форматах. Хотя и сейчас в ряде стран эта цифра уже достигает 60—70%.

Что в развитии цифровых источников тебе кажется сейчас наиболее интересными?

Новый тренд — цифровые источники на основе Linux. И производители аудиотехники очень активно работают в этом направлении. На основе свободного ПО пишут свои версии софта с оригинальным интерфейсом. Есть энтузиасты, которые создают линуксовый софт, позволяющий превратить стандартное компьютерное железо в аудиофильский транспорт весьма высокого класса. Воспроизводится аудиоконтент линуксовым плеером Music Player Daemon. Весь софт совершенно бесплатный. Интерес к таким аппаратам сейчас высок, особенно учитывая разницу в стоимости, они на порядок дешевле брендовых решений. Все это хорошо, так как создает конкуренцию и так или иначе подталкивает энтузиастов и производителей к тому, чтобы создавать новые интересные разработки. Ряд фирм сейчас очень активно производят подобные почти стандартные компьютеры — то же самое, что можно собрать самому, только в более красивом корпусе, остается только подключить и настроить. Некоторые производители поняли, что этот рынок развивается, и стали выпускать специализированные аудиофильские компоненты для готовых компьютеров и собранных самостоятельно. Появляются специализированные платы, предназначенные для улучшения вывода сигнала по USB именно для аудио, с учетом всей компьютерной специфики, и многое другое. Также сообщества энтузиастов тестируют множество доступного железа — тех же звуковых плат, и в результате отбираются наиболее удачные компоненты и их сочетания. Начали выпускаться линейные блоки питания для раздельного питания плат. И все это на виду, все оценивается энтузиастами, и если кто-то хочет собрать готовый вариант, то достаточно немного изучить эту тему, а в аудиофильских конференциях есть и те, кто готов помочь начинающим, — все открыто и доступно. Сейчас не проблема собрать систему, которая будет делать качественные рипы с дисков. Например, есть софт Vortexbox, превращающий компьютер в цифровой аудиотранспорт-рип-станцию, и тоже совершенно бесплатно. Это все не так сложно, и во всем этом можно достаточно быстро разобраться. Здесь есть большой плюс, даже два — во-первых, все это дает доступ к качественному цифровому звуку тем, у кого не самый большой бюджет, и, во-вторых, одновременно стимулирует производителей серийной техники и производителей плат и компонентов. И конечно, все это не может рано или поздно не повлиять на изменение рынка полностью цифровых источников в сторону более разумного подхода к ценообразованию.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 3, 2013
74.15 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.