Роб Хоерман: «B&W в полном порядке»

Роб Хоерман: «B&W в полном порядке»

Роб Хоерман, директор по экспорту американского офиса B&W, поделился с нами своими взглядами на состояние аудиоиндустрии и перспективы рынка, а также некоторыми секретами акустики B&W.

Как B&W пережили кризис?

А B&W в полном порядке. Нужно понимать, что в глобальном смысле какие-то рынки пострадали, а какието практически нет. Например, Россия — здесь наши показатели не упали, а даже по некоторым категориям уверенно подросли. А вот в США произошел очень сильный спад, и они сейчас только приходят в себя. Китай и Дальний Восток тоже пережили кризис без больших потрясений. В целом, в мире больше всего пострадал сегмент товаров средней ценовой категории. А High End остался вполне на уровне.

Каким вы видите будущее компании?

Несколько лет назад один из наших директоров в Англии сказал на собрании: в будущем нам нужно либо адаптироваться, либо погибнуть. И это сущая правда. Бизнес нужно менять и двигать туда, где он лучше работает. Сейчас главный тренд — это инсталляции, их количество растет во всем мире. В некоторых регионах это сейчас основная часть рынка вообще. Сейчас и в России это уже большой сегмент, и он будет расти. И будет меняться подход к этому сектору, новые идеи приходят каждый день, «умный дом» скоро будет у каждого. А вот простая торговля колонками сильно сдала. Люди предпочитают, чтобы им все установили специалисты. Самостоятельно в магазине покупать колонки и везти их домой готовы уже немногие.

Выпуск наушников — это попытка адаптироваться?

Мы это направление называем Новые медиа. Это шаг к продуктам, которых мы никогда не делали. Но, изучив обстановку на рынке, мы поняли, что там есть место для производителя, который сможет предложить нечто особенное. И мы предложили. Мы начали с Zeppelin 3‒4 года назад, и продукт оказался невероятно успешным — более успешным, чем кто-либо предполагал. Потом был второй Zeppelin, наушники и колонки для компьютера ММ1.

Так вы реагируете на засилье айпода?

Я думаю, это не «засилье», а новый способ прослушивания музыки. И как бы ни причитали аудиофилы, мое мнение: чем больше людей слушают музыку — не важно как, тем лучше для нашей индустрии.

В таком случае, насколько дешевые аксессуары вы готовы выпустить на рынок?

Во-первых, мы не делаем дешевого, недорогое — да. А дешевое — никогда. Я переформулирую ваш вопрос: будем ли мы отказываться от качества в пользу цены? Нет. Мы начали делать ММ1 — это маленькие колонки для компьютера, которые играют музыку, как никакие другие. Они не самые дешевые, особенно учитывая размер, но самые лучшие — вот наш подход. Какая технология придет на смену «бриллиантовым» твитерам? Если бы я и знал — я бы не имел права говорить. На самом деле трудно сказать однозначно, куда повернет прогресс. У нас 30 инженеров и ученых, которые занимаются только инновационными разработками — буквально, только и делают, что пробуют новое.

Как это работает?

Вот, например: в какой-то момент было предложено кевлар на диффузоры наносить напылением, а не склеивать слои, как мы делали обычно. Попробовали — звучит хуже! Оказалось, что именно этот процесс склеивания дает дополнительное качество диффузора. И мы вернулись к этой технологии.

Кто работает над звуком B&W?

Звук — понятие субъективное. В процессе создания акустики есть этап, который невозможно пройти только с техникой и технологией — настройка. Настройка кроссовера, подбор динамиков — это делают только четыре человека в нашей компании. Мы их зовем «золотые уши», и мне, например, такую работу не доверяют. И вот эти парни ставят последнюю подпись на колонках. Но самое сложное, это сделать тонкую настройку воспроизводимой в массе — вот как мы этого добиваемся, я вам рассказывать не стану (улыбается).

B&W — это «английский звук»?

Не знаю, можно ли это сейчас назвать английским звуком. Мы не настраиваем акустику в расчете на какой-то определенный рынок — подтягивая бас для американцев или середину для англичан. Мы пытаемся сделать его универсальным. Это как раз тоже большая проблема. Ведь подход к звуку в разных странах весьма разный. Легенды ходят о требовательности японских аудиофилов... Японцы, скажем так, весьма придирчивый народ... Но нас они всегда отлично принимали. Вообще, я 60 рынков изучил и знаю вкусы.

И какие вкусы у русских?

Русский если хочет что-то купить, то только самое лучшее. В Америке многие исходят из цены и покупают только то, на что есть деньги. Русские желают получить максимум качества и престижа и только потом думают, где взять на это деньги.

История

Образ колонок B&W связан с именем легендарного английского дизайнера Кеннета Грэнджа. Он изобрел знаменитую настольную лампу на шарнирном кронштейне и облик фотоаппарата-мыльницы. В B&W его пригласил еще Джон Бауэрс, и многие культовые АС фирмы — его рук дело.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 11, 2010
ТЕГИ:#B&W
50 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.