Maxonic со товарищи

Maxonic со товарищи

Звуковой ансамбль из компонентов, принадлежащих разным звуковым школам, точно вышколенный симфонический оркестр демонстрировал чудеса оживления музыки, сокрытой в теснинах CD и винила.

Состав системы:

Проигрыватель грампластинок TW-Acustic Raven One с тонармом Vivid Two

Звукосниматель Koetsu Black

Повышающий трансформатор Koetsu

Фонокорректор NAT Signature Phono

CD-проигрыватель Lector CDP-7T

Цифроаналоговый преобразователь Lector Digicode 2.24

Предварительный усилитель NAT Plasma

Моноусилители мощности (2 шт.) NAT Magma

Акустическая система Maxonic TW-1100

Сетевой трансформатор Acrolink Isolation Transformer 6N-NCT 30A

Фонокабель Acrolink 8N-Reference

Цифровой кабель Acrolink 7N-DA6300 Mexcel

Межкомпонентные кабели Acrolink 7N-DA6300, Acrolink 7N-DA5100

Акустический кабель Acrolink 7N-S20000

Сетевые кабели Acrolink 6N-PC6100

Подставки для аппаратуры (2 шт.) TAOC AS-4B

Звукоизоляционные плиты TAOC

- SCB-RS65G (для АС, 2 шт.)

- AS-1B (для усилителей мощности, 2 шт.)

- SCB-RS50G (для CD-проигрывателя и проигрывателя грампластинок, 2 шт.)

Акустике Maxonic TW-1100 приданы три источника питания систем подмагничивания EX-101 на транзисторах SIT (Static Induction Transistor)

Увидев название статьи, всякий подумает: кто такой этот Maxonic — ну, тот, что «со товарищи»? Простительные мысли: я бы так же подумал, если б не был автором этих строк. Большой интерес к данной системе и как следствие — настоящая публикация обусловлены в первую очередь присутствием в ней акустики японской марки Maxonic, которая недавно появилась на отечественном рынке High End, да и в Старом и Новом свете почти неизвестна (журнальных публикаций мне не удалось отыскать). Во время посещений московского High End-салона «Коллекция» (там проходили этапы тестирования) выяснилось, что акустическая пара весьма необычной конструкции обладает очень высоким музыкальным потенциалом, а некоторые ее звуковые особенности — так просто выдающиеся. В изделии прослеживаются черты японского характера: самодостаточность, обособленность, видение своего особого пути... Рупоры, подмагничивание, непростая коаксиальная система, корпус из фанеры на основе древесины дугласовой пихты... Вместе с тем надо отметить, что звучание ориентировано на общемировые классические эталоны. Сплав почитания собственной «старины глубокой» с культурной и технологической экспансией вообще характерен для нынешней Японии. Есть что-то общее между японскими сверхэксклюзивными CDизданиями (читайте о них в этом номере) и компонентами уровня Maxonic. Достоинства 110-килограммовых «гаргантюа» Maxonic со свитой проявились не сразу — первые пробы не убеждали, однако со временем усилия дистрибьюторской компании, представляющей этот и другие компонентыфигуранты, дали позитивный результат.

Рупорный ВЧ излучатель

Работа заключалась в «прогреве» компонентов (в первую очередь прибывшей сравнительно недавно акустики), но главным образом — в гармонизации всего тракта. Я был свидетелем звуковых проб с разным усилением, разными кабелями — иногда звучание очень нравилось, иногда оставляло желать много лучшего. Другие изделия из Страны восходящего солнца в данной конфигурации — это кабели Acrolink, MC-звукосниматель Koetsu, а также стойки и изолирующие плиты TAOC. Есть в системе продукты из Италии — CD-проигрыватель и ЦАП Lector, из Германии — проигрыватель винила TW-Acustic; в усилительной части работали компоненты сербской марки NAT. Как видите, коллектив интернациональный — соответствующий принцип компоновки аудиосистем давно стал нормой в High End. Скажете, смешение культур, школ? Разноголосица, эклектика, мешанина? Ничего подобного — звук получился классный... Звучание конфигурации близко тому, что, в сущности, является высшей целью аудио — я говорю о преодолении ощущения искусственного звучания (аудио как такового) и проявлении музыки — естественных, тонко структурированных звуковых образов, организованных по законам искусства. Хотя в данном случае речь идет не только об акустике, пускай такой неординарной, сколько о системе как едином звуковом организме, все-таки первую скрипку в ансамбле играет Maxonic TW-1100.

Вертушка TW-Acustic Raven One с тонармом Vivid Two и звукоснимателем Koetsu Black в шелле марки Phase Tech

Главной конструктивной особенностью акустической системы являются активные магнитные системы всех излучателей. Мне неизвестно, реализуется ли в какой-либо другой современной акустике подмагничивание, неновая идея, обещающая существенно более высокую линейность в магнитной цепи (в теории, естественно). Почему же идея практически забыта, коль она хороша? Производителю важно не только создать очень хорошую АС, но и продать ее. Вероятно, непросто убедить людей в преимуществах подмагничивания, ведь повсюду в дорогой акустике используются постоянные магниты, да и инерцию представлений не отключишь. Наконец, система с подмагничиванием дорога. Как ни странно, наиболее убедительный общий (формальный) аргумент в пользу того или иного продукта, особенно обладающего столь экзотической конструкцией, — именно цена. Конечно, «дорого значит очень хорошо» — не более чем приманка: мы то знаем, что ценник свидетельствует главным образом о намерениях, о затраченных средствах, а не о качестве звучания, то есть не о том, насколько эффективно освоены средства. Человек читает в журнале Stereo&Video (а больше просто негде) о Maxonic и других компонентах — о системе за каких-то пару сотен тысяч в иностранной валюте, думает, «должно быть, хорошо», решает послушать, благо билетов на музыкальное представление покупать не надо, и убеждается: не просто хорошо... Нижнюю и среднюю полосы Maxonic излучает по коаксиальному принципу: СЧ в рупорном оформлении расположен в центре басовика и, судя по спецификациям, охватывает полосу 1–7 кГц, то есть почти три октавы, причем частоты раздела располагаются вдали от зоны наивысшей чувствительности слуха. В жерле рупора можно видеть элемент, напоминающий тюльпанообразный волновод Tannoy (Tulip Waveguide). Объединение в коаксиальной системе нижней и средней полос необычно — как правило, объединяются средняя и верхняя. Твитеру тоже придан рупор. TW-1100 комплектуется тремя отдельными блоками питания (эксайтерами) EX-101, которые обслуживают ВЧ-, СЧи НЧ-излучатели (ВЧ-головки обеих АС и т.д.). Потребители сверхдорогой аудиотехники зачастую пребывают в перманентном поиске звукового оптимума. Maxonic предоставляет широкие возможности для экспериментирования: можно устанавливать разный ток подмагничивания по каждому из трех частотных разделов (в диапазоне пяти позиций с максимумом 13 В). Мало того: конструкторы предусмотрели пару аттенюаторов для коррекции АЧХ — ручки спрятаны в нише прямоугольно порта на лицевой стенке колонки. Кстати, в чреве крупного порта предусмотрена решетка; «орел» и «сырая темница» ни при чем: если в семье есть кошки, хомячки, канарейки и т.д., то волноваться не стоит — пускай плодятся и размножаются, малышам в колонку не забраться. Итак, вариантов инсталляции очень много, т.е. велики возможности и шансы найти свой звук. Главный герой повествования — Maxonic, поэтому о других частях конфигурации скажу коротко. Итальянские цифровые источники Lector: CD-проигрыватель CDP-7T (функционировал в качестве транспорта) и ЦАП Digicode 2.24 — самые доступные электронные компоненты в системе — показали себя наилучшим образом. Проигрыватель винила TW-Acustic Raven One с тонармом Vivid Two и звукосниматель Koetsu Black — младшие модели в каталогах соответствующих производителей. Среди компонентов NAT разработки Дежана Никича выделяют моноблоки Magma (специальная версия) на могучем прямонакальном триоде 450 TH — 160 Вт в классе (похоже, мировой рекорд в соответствующем классе). Magma работали в 40-ваттном режиме, достаточном с учетом чувствительности Maxonic 104 дБ. Немало недоразумений случалось по поводу пресловутой «высокой верности звуковоспроизведения», не по-нашему, high fidelity. Как известно, разные компоненты, а тем паче системы, звучат, да и всегда будут звучать по-разному, причем, чем дороже тракты, тем более «по-разному». Значит ли это, что одно звучание более верное, другое менее? И да и нет. Да, потому что время от времени в звучании обнаруживаются вещи непростительные, более или менее мешающие свободному истечению музыки. А нет — в той степени, в какой по-разному звучит музыка — в разных концертных залах, в разную погоду, с луной в разных фазах и т.д. Аудиосистема — это средство для извлечения музыки из записи. В идеале именно музыки, а не звука. Как топор должен быть из хорошей стали, должен быть остро наточенным и иметь ладное топорище, так и система — инструмент для распечатывания музыкальных консервов — должна быть адекватна возложенной на нее задаче (кстати, именно так уничижительно — музыкальными консервами — называл свои записи гениальный русский пианист В.В. Софроницкий). Все эти пространные слова сказаны, чтобы обосновать такую важную и неотъемлемую часть High End, как стиль. «Стиль как нос — двух одинаковых не бывает» — заметил Козьма Прутков. Звуковой стиль описываемой системы неординарный, ничего подобного мне слышать не доводилось. Препоны, звуковые шлюзы между музыкантами, запечатлевшими свое творчество в записях, и мною как слушателем, кажется, попросту отсутствовали. Был ли это тот самый Hi-Fi — псевдокорректное, аккуратное, отрешенное звучание? По правде сказать, не знаю. Знаю, что было много музыки. Всякий раз, бывая на концертах, я задавался вопросом: как кратко и емко определить различие между аудио и живым звучанием? И отвечал себе: различие — в близости музыки, уж не знаю, насколько это кратко и емко.

Среднечастотник в металлическом рупоре с широким горизонтальным раскрывом охватывает почти три октавы. Масса коаксиальной системы 40 кг, твитера — 13 кг!

При прослушивании данной системы музыка была близко, рядом, ощущался ее... запах. Система воспроизводила множество музыкальных записей, по преимуществу на виниле. Нет возможности, да и смысла рассказывать о тестировании последовательно, поэтому остановлюсь на том, что же в этом звучании самое главное? Пожалуй, это динамический диапазон. Так вот: такая динамика стоит и должна стоить очень дорого. Мало того, что звуковой масштаб воспринимался как стопроцентный, — не было ни малейших ограничений динамики на краях шкалы. Наибольшее впечатление на меня произвели эти «края», особенно микродинамическая тонкость, узорчатость, покоряюще красивые плавные нисхождения, погружения в область неслышимого. В результате многочисленные мгновения тишины, которых немало в музыке (общие или разбросанные в разных линиях звуковой полифонии), не воспринимались как прорехи, дыры в живой музыкальной ткани. Эти качества совершенно необходимы для бережной передачи внутренней логики интерпретаций, для передачи естественной акустической атмосферы, особенно в случаях, когда она деликатно запечатлена в записях. Система убедительно показывает, что динамический диапазон — это не соотношение между «предельно тихо» и «предельно громко», а диапазон свободного и неискаженного музыкального пространства. Постоянно ощущался динамический запас, отчего возникало ощущение полной свободы, необыкновенной открытости, щедрости звучания. Звучание, нередко довольно громкое — не вызывало утомления. Если же говорить о пресловутой скорости звука (аудиофильский термин, не всегда принимаемый слушателямимузыкантами), то она очень высока во всем частотном диапазоне. Ни на секунду и ни в чем моноблоки NAT Magma не дали слабины. Музыкальная сцена убеждала благодаря крупному объему, подробному рельефу и интонационной связности пространственного сюжета. В конкретной инсталляции ощущалась небольшая разреженность событий в центре и уплотнение сюжета при приближении к колонкам. Откровенно говоря, ни одна корпусная акустика не может соперничать в этом с электростатами — эрудированный читатель догадывается, какой марки.

А как необыкновенно экспрессивно, изысканно звучал винил! В многоголосном хоре явственно проступал почерк Koetsu Black. По-настоящему звук раскрылся, когда на повышающем трансформаторе Koetsu мы изменили нагрузку с 47 кОм на 8,2 кОм. Наслаждаться музыкой на CD удавалось лишь после отвлечения от винила минут на двадцать. Нижний регистр Maxonic глубокий, по-настоящему музыкального качества. Такой бас — неотъемлемая часть музыкального организма, а не просто низкочастотный протез, пускай эффектный. Может ли вообще бас быть глубже? Определенно, да. А нужно ли это? Считаю, нет. В каталоге Maхonic есть старшая модель с более крупным вуфером, вероятно, она существенно дороже TW-1100. «В гамме мировых мер есть точка, где переходят одно в другое воображение и знание, точка, которая достигается уменьшением крупных вещей и увеличением малых: точка искусства» — писал Владимир Набоков. В гамме аудио-музыкальных ценностей данная система — это, несомненно, точка искусства.

Текст: Артем Аватинян

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 3, 2010
50 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.