Тест усилителя Т.A.C. K-35

Тест усилителя Т.A.C. K-35

Классический ламповый усилитель с неожиданной тягой к современной электронной музыке.

Достоинства

- Прост в обращении

- Прекрасно относится к академической музыке, джазу и, как ни странно, — электронике

Недостатки

- Недолюбливает рок

- Требует особого внимания к подбору акустики

Бренд T.A.C. (в переводе: Компания ламповых усилителей) принадлежит немецкому холдингу Sintron. Он выпускает технику под маркой Vincent, а также владеет радиоламповым заводом в Словакии. Однако в усилителе K-35 лампы стоят китайского производства. В оконечном каскаде четыре триода EL 34. В предварительной секции один двойной триод 12АU7 и две лампы 12АХ7. Судя по всему, конструкция аппарата вполне традиционна, но вот подход к тому, как с этим усилителем нужно обращаться, не совсем традиционный. Любой, кто интересовался ламповой техникой, знает — чтобы добиться от аппарата максимума, с ним нужно повозиться.

Задняя панель. Четыре линейных входа, один выход на запись, и клеммы для подключения акустики, сопротивлением 8 или 4 Ом.

Прогрев, подбор ламп, настройка тракта — в некоторых усилителях предусмотрена регулировка тока смещения для каждой лампы в отдельности. Однако у Т.A.C. есть фирменная система автоматического контроля за режимом работы ламповых каскадов, которая делает все за вас. Она даже естественный износ ламп со временем способна до некоторой степени нивелировать. На передней панели усилителя есть лампочка «warm up», которая после включения горит секунд 20 — не больше. Когда она погасла, аппарат официально полностью готов к работе. Должен признать, что, проведя с усилителем несколько часов кряду, я не заметил изменений в качестве звука, связанных с прогревом. Я отважился сразу присоединить К-35 к внушительным напольникам Dynaudio Confidence, но не надеялся, что ламповый усилитель сможет справиться с такими монстрами. Однако Т.A.C. не спасовал. Звук получился на удивление масштабный и уверенный. Дэйв Ганн встал во весь рост — в открывающем треке последнего альбома Depeche Modе его голос звучит очень мощно. При этом никаких лишних акцентов на сибилянтах, только глубокий тембр. Бас увесистый даже в этих, не щедрых на него колонках, и самое главное: никаких проблем с динамикой. Когда Мартин Гор ударил по струнам своего Gretch’а, я натурально — вздрогнул.

Т.A.C. K-35 — классический ламповик со всеми его достоинствами и недостатками. Ему нравятся квартеты Гайдна, Чет Бейкер, баллады в исполнении Джонни Хартмана. Все это и вам понравится в его исполнении. Звук цельный, плавный, приятный и неутомительный. А вот резвый рок — это уже посложнее. На альбоме Dirty Pretty Things «Waterloo to anywhere» пулеметные очереди гитарных аккордов смешиваются, и барабанный бит превращается в гул. Как на угарном концерте в пабе: всем весело, но ничего не слышно. Не хватает остроты, скорости нарастания звука. К тому же становится заметна легкая вуаль: в насыщенном миксе тембры инструментов начинают смешиваться друг с другом. Решив поэкспериментировать с акустикой, я подключил к Т.A.C. миниатюрные напольники Tannoy ВС 4 T. Принципиально иная идеология и конструкция, высокое сопротивление и совсем небольшие динамики, как он к этому отнесется? Как ни странно, баса оказалось едва ли не больше, а вот ощущение гулкости пропало — с этими колонками раскрылась средина, звук стал светлее и энергичнее. Даже Dirty Pretty Things зазвучали как надо — барабаны, конечно, остались мягкими и тактичными, но никаких проблем с фразировкой уже не было. А уж исполнением первой симфонии Малера я был просто поражен — удары большого барабана и оркестровые тутти опять заставили понервничать. Все-таки динамика у Т.A.C. очень внушительная, и он умеет играть громко, чего от лампового усилителя не ожидаешь. В паре с Tannoy неожиданно раскрылась и сцена — стало отчетливым эшелонирование в глубину, и я обратил внимание, что звук совершенно не привязан к колонкам. Но самое интересное в музыкальных предпочтениях этого усилителя — его отношение к электронной музыке. Мрачные синтезаторные конструкции Depeche Mode или экзерсисы с аналоговыми сэмплами Тома Йорка и его саундпродюсера Найджела Годдрича — все это у Т.A.C. звучит невероятно выразительно. Каждый спецэффект вызывает волну удивления — ах, как оно, оказывается, звучит! На Horrewdown hill синкопированная барабанная партия уверенно поддерживает четкую мелодию, которую пропевает Том Йорк. Голос его прекрасно слышен на фоне густого звука аналогового синтезатора, сухого перестука барабанов и звенящих нот бас-гитары. Возможно, дело в том, что современные электронщики весьма неравнодушны к аналоговой и ламповой технике, и это слышно.

Уровень искажений пугающе высок по сравнению с показателями современной транзисторной техники, на 10 кГц он поднимается почти до половины процента, но для лампового усилителя абсолютно нормален. Коэффициент демпфирования — символическое значение, которое наглядно демонстрирует, насколько хорошо усилитель способен контролировать акустику — едва превышает 3 единицы. Это немного даже для лампового аппарата и говорит только о том, что с подбором колонок придется повозиться. Как показало прослушивание, Т.A.C. неплохо справляется с самыми разными АС, но пытаться заставить его работать с «тяжелыми» колонками не стоит. Верхняя рабочая частота достигает 85 кГц по уровню – 6 дБ, но ровная линия АЧХ едва доходит до обязательного по Hi-Fi-параметрам значения в 20 кГц. Уже на 25 она падает на полдецибела и дальше продолжает движение вниз. Таким образом, усилитель не получится полноценно использовать для воспроизведения SACD, хотя кое-что выше 20 кГц вам удастся услышать.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 6, 2010
ТЕГИ:#Т.A.C.
50 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.