Андрей Резников (Billy’s Band): «В шоу-бизнесе нет рецептов»

Андрей Резников (Billy’s Band): «В шоу-бизнесе нет рецептов»

«Рыжик из Billy’s» — гитарист Андрей Резников. Кто не знает этого кудрявого энергичного парня с неизменным Gibson Les Paul наперевес? На самом деле Резников — поклонник не только великого Леса Пола. Он коллекционирует любые хорошие гитары, и в его собрании есть настоящие чудеса и раритеты. Мы поговорили с Андреем Резниковым о том, почему в его случае коллекция гитар и студия — понятия идентичные, и какой боекомплект гитар необходим настоящему сессионщику.

— Простой вопрос: помнишь ли ты, с чего началась твоя коллекция?

— Конечно. Если говорить о настоящих инструментах — то это Les Paul Standart. Это, конечно же, жесточайшее влияние Джимми Пейджа. Я выбирал этот инструмент из 15 подобных в Мюнхене — Билли (Новик, – ред.) не даст соврать: мы сидели и сравнивали гитары, одинаковые по стоимости. И она — цвета wine red — до сих пор у меня. Стала одним из моих самых любимых концертных инструментов.



— А продолжилось чем?

— Ну, нетрудно догадаться, что после такого я должен был купить Fender Stratocaster. Так и было. Я нашел его в Питере совершенно случайно, в магазине какой-то китайской техники, на улице Караванной. Случайно заметил, что там стоит какая-то тертая гитара. А продавцом оказался парень, игравший в группе «Аэроплан». Говорит: «Да, вот это вот Fender американский, тысячу долларов стоит». Тогда денег не очень много было — сейчас их, правда, тоже не миллионы, но собрал и купил. Сначала, кстати, инструмент пытались выдать за настоящий Fender аж 1962 года выпуска, но не вышло: пробили, а там буковка V на серийнике. Это значит серия Vintage. Высчитать год невозможно, но предположительно в районе 1982 года. Я по глупости даже колупнул наклейку на головке грифа — там все-все делалось в точности под старые модели.


— Ну то есть не фейк?

— Нет-нет, инструмент потрясающий! На каждом нашем альбоме его можно услышать. Роскошный звук. Идеально держит строй — что ни делай с ручкой, он вернет строй в нужное положение. А я уж как только над ним не издевался — ручку уводил далеко, как Джимми Хендрикс, и хоть бы что! Так каково ее происхождение? Да вот загадка! Не краденая ли? Не узнаем, наверное, никогда. Но вот до сих пор все друзья гитаристы — которых у меня, понятно, немало — на него облизываются. В общем, это просто везение.

— А странные какие есть?

Наверное, Hagstrom, купленная в Нью-Йорке в Rivingtone Guitars. Это шведская гитара, сделанная из материалов, из которых делались аккордеоны. Владелец компании, швед Хегстрем, поначалу действительно торговал аккордеонами. Потом стал делать электрогитары.

Hagstrom 1 есть у многих знаковых гитаристов, моих друзей. У Жени Хавтана, Паши Додонова… Эта модель 1963 года выпуска — она правда самая первая у Hagstrom. Выглядит странно: какие-то пластмассовые детали, кнопочки, рычажки и что-то наподобие велосипедного катафота между датчиками! Если все эти переключатели-кнопочки покрутить, то обнаружится один тембр, как у старого органа. Если пальцами играешь какие-то джазовые аккорды, то даже не сразу понимаешь, что это — гитара!


— Ты себя относишь к гитаристам школы какой?

— Я сейчас себя отношу к гитаристам, которые учатся. Чем больше учусь, тем больше понимаю, сколь многого я не умею. Иногда проведешь часа четыре подряд за инструментом и чувствуешь, что даже к гитаристам не относишься, не то что к «школе». Тут есть плюс — узнаешь много нового.


— Как ты вообще начал играть?

— Родители мои, в первую очередь папа, сказали: мы ребенка в музыкальную школу не отдадим. Отец мотивировал это тем, что «не хочу, чтоб он возненавидел музыку». В десятом классе я сильно увлекся историей и собирался на истфак, но потом понял, что вообще-то ничем, кроме музыки, заниматься я не буду. The Beatles, панк-рок, рваные джинсы... В школе собрал панк-группу. Нам даже каморку выделили и аппарат какой-то туда засунули.


— «В каморке, что за актовым залом…» В Москве такого почти не было уже в те годы. Это нормально в Питере?

— Я не знаю. Мне было лет 14, для меня более чем нормально. В 14 лет вообще трудно осознать, что нормально, а что нет. И я только сейчас понял, сколько я потерял, не закончив музыкальную школу. Вообще я закончил Институт культуры, «кулек» питерский. Попал в такое время, что пришлось учиться на платном отделении. А за пять лет мне там так и не дали курс фортепиано. Сейчас беру уроки фортепиано. Играю то, что играют маленькие дети — упражнения, этюды. За деньги, которые мы потратили на образование в «кульке», лучше было бы нанять классных частных преподавателей, чтоб вселить в мою голову музыку. А так я получил странный диплом и некую рокнролльную романтику. Хотя без нее тоже никуда.


— Но ты сам, конечно, что-то снимал?

— Что-то снимал. Конечно, Хендрикса. Почему-то Green Day. У меня в голове винегрет — и тогда, и до сих пор. Мои любимые музыканты по жанрам просто противоположные. Мне кажется, что меломан все равно у всех слушает что-то свое. Вообще — нет жанров. Если музыка есть, то она есть. Я знаю, что ищу: я фанат тембра. У меня в одном ряду стоят Дейв Гаан и Чет Бейкер — я теряю нить, о чем они поют, настолько я тону в тембре. Это и к инструментам относится: Клэптон — свой тембр на любой гитаре. Я вообще готов какому-либо произведению за тембр простить отсутствие мысли. Вот есть гитаристы — и мысль классная, и все остальное, но — гитара и гитара, не интересно.

Billy's Band — романтики с берегов Невы


— Джо Бонамасса?

— Недолюбливаешь его, да? (смеется) Соглашусь. Слушаю — классно мужик играет, да и поет отлично, но вот чего-то нет. Но он — везде, звезда! Это вот загадка шоу-бизнеса, тут нет рецептов. У другого все хорошо — имидж, голос, песни, саунд и мысль прекрасна, но девушка будет смотреть не на этого гитариста, а на другого. Любая девушка будет смотреть на Кита Ричардса во все глаза, а на Джо Бонамассу — меньше.


— Какие студии предпочитаешь?

— У Сережи Наветного (экс-«Сплин», – ред.) классная студия «Интерзвук». Какие-то проекты пишу там. Она к тому же недалеко от моего дома. Очень душевно там. Люблю их больше, чем наш знаменитый «Добролет», наверное, это лучшая студия в Питере. Но там — конвейер, а тут нет напряга: берешь студию на день, работаешь в уюте и спокойствии.

У меня есть домашняя студия. Собственно, в моем случае коллекция гитар и студия — это одно и то же. Студия — комната четырнадцать метров, в которой все типы гитар. Не хочу хвастаться, но я по слуху могу отличить «страт» от «телека», Jazzmaster от Jaguar или Mustang. Могу посоветовать, какой тип гитары ляжет в аранжировку. Могу точно подобрать определенный инструмент к партии, которую мне покажут.

Женя Хавтан был у меня в гостях, посмотрел инструменты, они очень ему понравились. Его любимая гитара — белый Jazzmaster. У меня такая есть, только современная. Женя ее послушал и говорит: «Через 20 лет это будет очень крутая гитара». Он маньяк тоже, да. К другим моим гитарам вопросов не было. Я как-то сказал Жене, что купил Jaguar 1951 и теперь у меня есть вообще все, больше ничего не надо. Он ответил: «Не обманывай себя — начав коллекционировать, ты не остановишься никогда».


— А практически: что нужно иметь гитаристу, если он такой гипотетический универсал, фрилансер, сессионщик?

— Минимум три гитары: Les Paul, Fender Stratocaster и/или Telecaster. Акустический Gibson. У меня самого такой, но можно, наверное, Martin или Taylor. Из акустических странных-прекрасных у меня есть американская полностью стальная National Delphi. Примерно на такой играл Клэптон на «Unplugged». Это единственная гитара, которую я заказал не слушая.

Если ты хочешь резонатор, то нужен National. Без вариантов. Ее заменить ничем нельзя. Есть у меня Mustang 1965 года. Если послушать какой-нибудь «Come As You Are», то кажется, что гитара из того же потока. Можно даже фленжер тот знаменитый не включать — это бросается в уши. Имеющий правильные уши да услышит, что серия та же.

Чудесный Hagstrom — забыл название! — но модель точно 1969 года выпуска. Красная. На такой Пэт Смир играл на последнем концерте Nirvana в Сиэтле, знаменитый live, на DVD есть. Потрясающий инструмент. Я вообще-то собирался другой купить, а этот принесли за компанию. Мы тогда жили на съемной квартире, а гитары эти смотрели на кухне. Я включил в комбик, заиграл. Моя супруга, которая не очень разбирается в гитарах, сказала, что звучит так, как будто ты на стадионе. Ну и как от такого инструмента отказаться?

67.78 дБ +

Комментарии

#

Спасибо за статью.

Billy’s Band - лучшие алкоджазисты!


- 60 дБ +
#

Как я их люблю...

СПАСИБО!!!

- 60 дБ +
#

Интересно. Спасибо.

- 60 дБ +
#

Я понял, какие у меня ассоциации возникают, когда я статьи sasha_belyaev читаю про музыкантов... живо представляю себе фильм Almost Famous...

- 60 дБ +
#

Папа был скорее всего прав насчет музыкальной школы, как-то чрезмерно косно все у них там. Племянник прошел курс аккордеона, и за все время им не "дали" ни одной скажем так зарубежной композиции. Русская классика тоже часть музыки и все такое, но давать только ее это непорядок.

- 50 дБ +
⇡ в ответ @Perry #

В музыкалке дают классическую методику обучения позволяющую максимально быстро погрузить человека в музыкальное поле и объяснить ему основные принципы создания музыки. С этой базой, в последствии, можно играть любую музыку, благо гармонические закономерности во всех жанрах практически одинаковые. Музыкальные произведения при обучении подобраны очень скрупулезно потому что методика обучения формировалась столетиями. По завершению курса музыкант может играть любую музыку, ибо это и есть цель обучения.

- 50 дБ +
Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.