Стив Ротери, Marillion: «Мы тут несколько напророчествовали, как эдакие Нострадамусы»

Стив Ротери, Marillion: «Мы тут несколько напророчествовали, как эдакие Нострадамусы»

Недавно британские короли прог-рока, Marillion, выпустили очередной альбом и отправились в очередное масштабное турне. Marillion в очередной раз проедут мимо России, где у них тысячи поклонников, а мы поговорили с гитаристом Стивом Ротери (Steve Rothery) о месседже нового альбома «FEAR» (Fuck Everyone and Run) — с чем связано его настолько хулиганское название и за что Бобу Дилану дали Нобелевскую премию.

— Ваши альбомы «Anorachnophobia» и «Marbles» звучали очень современно — практически как брит-поп. Сейчас же непонятно, кого вы отражаете — скорее всего себя. А какая современная музыка имеет на вас влияние сейчас?

— Мы все слушаем разную музыку, так что какое-то одно влияние я бы не выделял. Я, например, люблю Sigur Ros. Вообще я стал больше слушать сингеров-сонграйтеров, в частности, Суфьян Стивенс (Sufjan Stevens).

Как мы работаем? Мы пишем музыку, которая нам нравится, и просто надеемся, что она понравится кому-то еще. Стив (Хогарт) хочет сочинять такую лирику, какую он считает нужной, каждый из нас предлагает свои партии и так далее. Потом отбирается то, что нам больше всего нравится. Стив может переписать лирику, чтобы она лучше ложилась на музыку, в общем, такая мозаика. И что же получается в итоге? Бывает, что для одного текста есть несколько вариантов музыки, то есть от одной идеи разные песни.

К сожалению, вот на этом конкретном альбоме хита не получилось чисто технически: все песни слишком длинные. Но это мы уже потом осознали, попытались делать какие-то сокращенные миксы, но ничего из этого не вышло и на радио не попало. Ну и что? При этом у альбома хорошие продажи во всех европейских странах, в том числе в Британии. На родине мы в первую десятку уже бог знает сколько лет не попадали. Причём «FEAR» хорошо продается именно на физических носителях.

— Это как раз понятно и в случае с «Marillion» вообще, и с этим альбомом в частности. Стив Хогарт говорит, что «FEAR» — «не для поколения айпода».

— Да, это плотный альбом, и лирика не для всех. Вообще это как бы кинофильм. Или каноны классического рока, концептуального: «Dark Side of The Moon» или «Abbey Road», где на второй стороне темы все время меняются, и некоторые песни будто «слеплены» в одну.

— «Fuck Everyone and Run». Одно только название заявляет о том, что разговор пойдет серьезный.

— Конечно: у многих песен общественные темы. Скажем, «Kings of the New World» о том, как топ-менеджеры корпораций используют сложившиеся в мире обстоятельства для личного быстрого обогащения. Ну правда же, некрасиво это все: в Европе и Америке рушатся банки, падают целые отрасли, все страдают, а эти парни уходят с бонусами. И правда получается — какие-то новоявленные короли , которым все можно: обманул всех — и беги.

Или вот «Eldorado» — это про Британию. Про гуманитарный кризис с сирийскими беженцами, Газа и так далее. Мы не хотим проповедовать, мы просто проливаем свет на то, что происходит.

— А «Брекзит» почему забыли?

— Да не забыли! Дело в том, что лирика в основном была написана три и даже четыре года назад. Так что мы тут несколько напророчествовали, как эдакие Нострадамусы (смеется).

— Вы всегда были независимыми, как бы сами по себе. Какие у вас сейчас отношения с рекорд-бизнесом?

— На этот альбом собирали крауд-фандингом. С помощью платформы PledgeMusic. Когда мы его записали, то получили десяток предложений от рекорд-компаний. Мы подписали один контракт, но только на своих условиях. И все-таки до сих пор важно, чтобы альбомы были в торговых сетях, во всяком случае, для нас. Хотя да, компакт-диски и винил покупать все сложнее, потому что магазинов меньше. Но наша схема все комбинирует — краудфандинг, обычный лейбл, распространение через розницу и так далее.

— Недавно стало известно о присуждении Бобу Дилану Нобелевской премии по литературе. Как вы, англоязычный человек, к этому относитесь?

— Ну, я не литературный критик, не готов оценивать решение Нобелевского комитета (смеется). Но вообще эмоционально, и я, конечно, на стороне такого решения. Ранний Дилан — он гениальный совершенно! И хотя мне не очень интересно, что он делал последние 25 лет, но вот его фолк-период мне очень нравится, более того, — оказал на меня сильное влияние, впрочем, как и другие фолк-сингеры.

— Вот это странно.

— Да ничего странного, просто я вырос в провинции, в Северном Йоркшире, в Уитби, там у нас часто проводили всякие фолк-фестивали. Так что я тогда еще полюбил всех этих бардов с акустическими гитарами, флейтами и длинными волосами.

— Есть мнение, что гитарист Стив Ротери — это такая «продвинутая версия» Девида Гилмора. Как вы к такому относитесь?

— Девид Гилмор колоссальным образом на меня повлиял, конечно. Кроме него – Стив Хаккет, мой друг. И Энди Латимер из группы Camel. Вот три основных гитариста для меня. Но я, разумеется, слушал всех значительных «героев гитары». Хендрикса — обязательно. Сантану. И даже ранний Эдди ван Хален мне очень нравился!

— Вы записывали на студии «Realworld». Почему именно там?

— Ну так сложилось. И там действительно здорово: это же одна из лучших, совершенных и современных студий в мире. Вы знаете, как она создавалась? Там ведь проходит железная дорога, совсем рядом, буквально рукой подать. Но архитектор, который студию строил, этого не учел, и пришлось все перестраивать. В итоге получилась студия с абсолютной, стопроцентной звукоизоляцией! Кроме того, там хорошие кондиционеры. Акустика, оборудование — это фантастика. Микрофоны старинные и очень дорогие. Я, кстати, хочу там сольный альбом записывать.

— Писали на пленку?

— Нет, в ProTools, но микрофоны древние и усилители тоже. Так получается создавать нормальный звук.

— На каких гитарах вы играли во время записи?

— Blade Stratocaster RH-4, один из первых, сделанных в конце 80-х — классика! Вообще у меня мастер в Америке — Джек Дент. Rickenbacker — для чего-то такого, жужжащего. Акустика Farida (серия, созданная специально для Стива Ротери, - прим.ред).

— Вы сейчас в туре. В Россию опять не попадаете?

— Да, у нас были определенные предложения. Промоутеры и наши агенты пока изыскивают возможности. Уверен, все получится, и я бы хотел выступить у вас с сольным проектом.

— Учитывая, что у вас есть песни о Припяти — это недалеко от России…

— Да, на том альбоме, «The Ghosts Of Pripyat», кстати, сыграли Стив Хакетт и и Стивен Уилсон из Porcupine Tree.

— Тогда, возможно, в качестве компенсации, будет DVD тур? Наверняка же там есть что посмотреть?

— Про прошлые туры уже вышло. С этим, вероятно, на следующий год выпустим. Мы всегда делали зрелищные шоу, и это — не исключение. Совершенно новый дизайн, новые идеи, экраны во всю стену, видеопроекции, много света — это одно из самых богатых на образы из всех наших шоу. Некоторые имиджи напоминают картинки, обработанные в приложении Prism (смеется). Я бы сказал, что новый опыт в оформлении концертов для нас — следующая ступенька в развитии.

— Наконец, вопрос, который мучает не одно поколение фэнов Marillion в нашей стране: как же, черт возьми, произносится фамилия вашего басиста?

— Трю-о-вэс. Запомнили?

ТЕГИ:#Marillion
70 дБ +

Комментарии

#

Спасибо! Всегда интересно сначала послушать, а потом узнать - что именно авторы имели ввиду...

- 60 дБ +
#

Спасибо за работу. "Лирика" в русском языке означает ТИП литературы, а не тексты песен.

- 40 дБ +
Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.