Евгений Конов: «Эмоциональные покупки ушли в прошлое»

Евгений Конов: «Эмоциональные покупки ушли в прошлое»

В американскую группу компаний Harman входит множество брендов, такие как AKG, JBL, Harman/Kardon, Lexicon, Mark Levinson, Revel, и многие другие. В России компания открыла свое подразделение около 2 лет назад. О том, как строится бизнес в нашей стране и где можно встретить технику от Harman, беседуем с Евгением Коновым, генеральным директором «Харман Рус СиАйЭс».

Российское представительство Harman открылось всего 2 года назад. Почему возникла необходимость присутствия в нашей стране?

Несколько лет назад компания решила полноценно присутствовать во всех странах БРИК. Сначала открылись офисы в Китае, Бразилии, Индии, и вот дошла очередь до нас. Благоприятная ситуация на рынке бытовой электроники способствовала этому решению. Также мы являемся главным источником информации внутри компании о том, что происходит на локальном рынке. Это помогает лучше оценивать общую ситуацию, активность конкурентов, понимать желания покупателей.

Какие функции выполняет представительство сегодня?

Основная задача — развить канал продаж в потребительской электронике. Мы видим хорошие результаты работы дистрибьютора и еще лучшие перспективы. В 2012 году мы запустили программу по расширению партнерской сети. К существующему дистрибьютору «MMC» добавилось еще четыре компании: «Русская Игра», «Юнитрон», «Бюрократ» и «Абсолютное Аудио».

Дистрибьюторы как-то разделены по брендам?

Сегодня у нас одна категория равняется одному дистрибьютору. За исключением «MMC», эта компания работает со всеми направлениями, кроме Luxury Audio и наушников.

В сфере профессионального аудио нас уже достаточно продолжительное время представляет «A&T Trade», и мы довольны этим сотрудничеством. Однако сегодня представительство активно развивает отношения с профессиональными интеграторами, теми компаниями, кто работает непосредственно с объектами: стадионами, концертными залами и другими крупными инсталляциями. В стране идет постоянное наращивание инфраструктуры, строятся спортивные объекты, отели, бизнес-центры, наконец, нас ждет Олимпиада в Сочи. Мы и так присутствуем чуть ли не в каждом из проектов со своим оборудованием, но хотели бы еще укрепить свои позиции.

Если говорить об автомобильных системах, то здесь мы развиваем отношения с локальными представительствами зарубежных компаний. В частности, готовим продукт к локализации. Следует упомянуть, что Harman работает над комплексными решениями для автомобилей. От акустики до информационно-развлекательных решений. И, по сути, так называемый инфотеймент — это чуть больше половины всего бизнеса Harman.

Как я понимаю, человек, сидящий в автомобиле, не видит, что многие системы сделаны Harman?
Да, это наша работа внутри автомобиля, ее не видно. Но я могу сказать, что примерно в каждом втором автомобиле стоит оборудование от Harman. Это очень большой и важный бизнес для нас.

У холдинга Harman три основных направления: потребительская техника, профессиональная и автомобильные системы. Какое из них наиболее приоритетное в России и почему? Конечно, мы развиваем все три направления, однако сейчас главный приоритет — потребительская электроника. В январе этого года мы открыли склад. И с настоящего времени начинаем плотное взаимодействие с розничными сетями. Как я говорил ранее, нам важно развивать каналы продаж, выходить на дополнительные рынки сбыта.

У вас появился склад в России, это означает, что вы начнете прямые поставки. Можно ли говорить о снижении цен?
Я не исключаю этого. Мы пересмотрели нашу ценовую политику, стараемся позиционировать продукты так, как считаем нужным для себя. Более того, мы упростили задачу для дистрибьюторов, взяв на себя доставку и растаможку.

Хочу еще привести немного цифр. На сегодняшний день наш совокупный бизнес в России во всех трех направлениях — около 130 млн долларов, из них 43 млн приходится на бизнес потребительской техники и встроенных в автомобили акустических систем, 15 млн на профессиональные системы и 72 млн на инфотеймент. К 2016 году мы запланировали рост до 250 млн долларов и считаем его достижимым, у нас хорошие продукты и отличные перспективы.

Какое место занимает Россия в мировом рейтинге продаж Harman?

Мы в самом-самом начале пути. Пока на нас приходится 3% от мировых продаж и около 6% от европейских. Но помните, что представительство здесь существует менее 2 лет, и мы планируем расширить свое присутствие не только в России, но и в странах СНГ. Понимаете, через 10—12 лет Россия станет крупнейшей европейской, фактически объемообразующей страной в секторе потребительской электроники. Рост ВВП на ближайшие 4 года находится на уровне 4%, это наивысший показатель по Европе. Единственный рынок, который может с нами сравниться, — Турция. Половина компаний, присутствующих здесь, показывают двухзначные цифры роста продаж от года к году. Тогда как в Западной Европе рынок увеличивается максимум на 1—2 %.

У вас очень позитивный взгляд.

Все прогнозы, которые мы делали на прошлый год, оправдались. Мы получили запланированный рост. И ничего не говорит о том, что в будущем может произойти что-либо негативное с экономикой. Мы чувствуем потребительские настроения, и могу с уверенностью сказать, что они одни из лучших, если не лучшие в Европе. Мы уже вышли из кризиса 2008—2009 годов, когда фокус потребления был смещен в сторону жизненно необходимых продуктов. Люди могут себе позволить разные гаджеты. Правда, потребитель стал крайне избирательным. Прежде чем купить, он исследует розницу, почитает в интернете и журналах все о продукте. Прагматичен. Эмоциональные покупки ушли в прошлое.

В группу компаний Harman входит 15 брендов. Все ли из них продаются в России?
Небольшое дополнение — уже 16 брендов. Недавно была приобретена датская компания Martin Professional, выпускающая профессиональный туринговый свет. Вместе с ней Harman сможет предложить комплексные решения для сцен.

Да, все бренды представлены в России. В сегменте автосистем довольно интересная ситуация, разные автопроизводители используют наши разные бренды. Например, с Lexus мы сотрудничаем через Mark Levinson, в KIA устанавливается Infinity, в Toyota — JBL и так далее. В потребительской электронике ключевые бренды это JBL, AKG и Harman/Kardon. Как правило, каждая категория у нас представлена несколькими брендами.

Кстати, о нескольких брендах в одной категории. Док-станции есть и у Harman/Kardon, и у JBL. Похожая ситуация с наушниками. Не получается ли внутренней конкуренции?
Нет, каннибализации мы не наблюдаем. Вот смотрите, в этом году мы запустили два новых бренда в наушниках: Harman/Kardon и JBL. При этом AKG показал трехкратный рост. Внутренней конкуренции нет, поскольку мы четко представляем, как должен быть спозиционирован продукт, на какого потребителя он ориентирован.

Производит ли Harman какие-либо модели специально для России?

Пока нет, но у нас есть такие планы. Мы хотим открыть R&D-центр здесь, в России, который и будет разрабатывать продукты непосредственно для российского рынка.

Как вы решаете, какие продукты будут представлены в России, а какие нет?
Это то, с чего началась работа нашего подразделения. В первую очередь нам нужно было определить, какие продукты лучше подходят российскому потребителю. В некоторых брендах мы сознательно не уходим в массовый продукт. Например, в наушниках сейчас появилось огромное количество импортеров, компаний, представляющих на территории России свою марку. Мы называем их «others» (другие. — Ред.). И не считаем своими конкурентами. На нашем уровне играют такие компании, как Bose, Sennheiser. Вот их заслуги на рынке мы уважаем, более того, считаем, что нам есть чему у них поучиться. Если говорить о ценовых категориях, то у нас нет Low-end-продуктов. Начинаем со средней категории и уходим в область люксового аудио с брендами Lexicon, Mark Levinson и другими. Это совершенно другой канал сбыта, специализированные салоны, дизайнеры, инсталляторы. И здесь нам предстоит еще очень много работы. От выстраивания продуктовой линейки до обучения наших партнеров.

Среди брендов Harman есть как люксовые, так и демократичные марки. Каким образом выстраивается синергия и есть ли она вообще при продвижении настолько разнообразного каталога продуктов?

У нас различные аудитории и различные каналы сбыта. Каких-либо программ, где бы бренды пересекались, нет, и не думаю, что будут. Мы считаем, что у каждого бренда есть свой определенный имидж, свой потребитель. И то, что они все входят в группу компаний Harman, в данном случае ничего не значит. Разве что только в люксовом сегменте есть небольшая синергия. Потому что, например, человек, пришедший на выставку посмотреть Revel, может увидеть JBL Synthesis и Mark Levinson. Эти марки находятся в ведении дистрибьютора «Абсолютное Аудио», и они, естественно, представляют их все сразу. Также можно говорить о синергии в разработке. У Harman множество R&D-центров, где инженеры работают над тем, чтобы предложить качественный звук. Вполне возможно, что некоторые решения находят применение в продуктах сразу нескольких брендов.

Продукты брендов Harman одними из первых появились в магазинах Apple Store, и сегодня компания лидирует в направлении звука для i-гаджетов. Насколько сложно быть всегда «в моде»?
Я бы начал с людей, поскольку не может быть никаких гаджетов без профессионалов, которые их создают. В компании Harman работают люди, увлеченные звуком и технологиями. Собственно, этот энтузиазм и позволяет нам быть всегда в тренде. Мы много сотрудничаем с музыкантами, диджеями, звукорежиссерами, потому что никто лучше их не знает все последние разработки, а они знают о звуке абсолютно все. Благодаря такому общению появляются культовые модели и оригинальные технологии. В качестве примера — вместе с Куинси Джонсом в 2010-м мы выпустили серию наушников AKG, а в 2012-м сделали модель с диджеем Tiesto. Что касается непосредственно i-гаджетов, мы лидеры и тренд-сеттеры на мировом рынке и в целом в индустрии. Мы тесно взаимодействуем с Apple. Мы стали одной из первых компаний, авторизованных на изготовление док-станций с разъемом Lightning для iPhone 5/iPad. Этой весной они станут доступны в России.

Кстати, прекратите ли вы поставки докстанций с предыдущим разъемом?
Да, будем продавать только новые с Lightning, однако в комплекте к ним идет переходник.

Док-станции какой ценовой категории наиболее популярны на рынке?
Скажем так, основной рынок мультимедиа находится в пределах 4500—15 000 рублей. И мы видим себя в верхнем ценовом сегменте и будем стараться сохранить эти позиции. Но в любом случае у нас есть модели во всех ценовых диапазонах.

А не пытались ли вы подсчитать, сколько владельцев iPhone приобретают акустику под него?
Могу сказать, что каждый третий покупатель док-станций покупает JBL. Вообще я думаю, что без акустики сейчас никто не живет. Звук нас сопровождает везде — дома, в ресторане, в кафе и даже бизнес-центре. Иногда мне кажется, что человек уже не может жить без звука, это такая же необходимость, как умываться с утра. Задача нашей компании предоставить человеку качественный звук, чтобы он наслаждался им. И тут все не так просто. Во-первых, людям нужна абсолютная совместимость, то есть легко и просто иметь возможность проиграть музыку дома, в дороге и на работе. В моду входят облачные решения, когда и фонотеку-то на устройстве хранить не надо. Во-вторых, нужно, чтобы звук был максимально качественный, даже несмотря на изначальные возможности формата и самого портативного гаджета, которые, скажем откровенно, звучат довольно плоско. Приходится работать и над тем, как улучшить, восстановить звук. Часть инноваций в этой сфере мы представили на выставке CES в Лас-Вегасе.

Что вы можете сказать о рынке ресиверов и ДК?
По нашему мнению, он ровный, если не сказать стагнирует. Мы видим, что рынок постепенно смещается в сторону универсальных портативных устройств. И действительно, видим усиление конкуренции, борьбу основных игроков. Наверное, самые слабые уйдут первыми, и в ближайшие годы останется четыре-пять компаний, которые и разделят оставшийся рынок. Но категория живет, у нее есть свой потребитель. И мы не только планируем сохранить свои позиции, но и запустить несколько моделей, рассчитанных специально на российского потребителя, с определенным качественно-ценовым позиционированием.

Какие бы вы дали прогнозы всей AV-индустрии на ближайшие 5 лет?
Сектор мультимедиа растет примерно в 2,5 раза ежегодно. Стремительно растет категория наушников, наверное, только ленивый сегодня не работает с этой категорией. Рынок домашней электроники стабилен, и на нем остались только те игроки, которые зарекомендовали себя на протяжении нескольких последних лет. В автоакустике у нас также есть перспективы роста на 20—30 % в зависимости от подкатегории еще в ближайшие 3—4 года. Как только автопроизводители начнут предустанавливать оборудование в своих моделях, мы ожидаем снижения объемов. Для примера могу сказать, что на сегодняшний день в структуре наших продаж автомаркет занимает порядка 28%, тогда как в Европе это не более 5%. Если говорить об инновациях, то вот вам пример: из 1400 патентов в портфеле Harman 600 были зарегистрированы в прошлом году. Инновации — наш конек, без новых разработок мы не видим будущего. Что именно мы представим, сказать не могу. Обо всем узнаете в свое время.

Евгений, вы пришли на рынок потребительской электроники еще в 2006 году в компанию Philips. Скажите, почему вы выбрали это направление?

Это быстро развивающийся технологичный рынок. Я себя попробовал во многих индустриях, но решил остановиться на электронике. Потому что здесь все достаточно быстро меняется, рынок очень живой. Мне это импонирует.

Можете ли себя назвать меломаном?

Музыка меня интересовала всегда, можно сказать, с пеленок. Наверное, так же, как и всех нас.
В школьные годы интересовался роком, а сейчас слушаю очень разную музыку. Порой для меня важен не столько стиль самой композиции, а то, насколько она качественная сама по себе и насколько качественно звучит. Потому что хороший звук позволяет получить удовольствие от прослушивания.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 4, 2013
69.03 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.