Джорджио Мородер [перевод]

Джорджио Мородер [перевод]

Певец, автор песен, продюсер и отец диско Джорджио Мородер (Giorgio Moroder) был моим другом в начале 1970-х годов. Я не думал о Джорджио уже много лет, но его имя продолжает всплывать на поверхность, например, недавно целый трек, был назван в его честь на альбоме дуэта Daft Punk. Из-за Джорджио моя жизнь могла бы сложиться совсем по-другому, и я бы никогда не занялся конструированием High-End-оборудования, если бы я смог пойти по его пути. Я расскажу вам историю про Джорджио и меня.

Впервые я встретился с Джорджио благодаря другу, английскому продюсеру и автору песен Питу Белотте. Пит и я были друзьями, поскольку в начале 1970-х я организовал программу музыкальных интервью по всей Германии для радиостанции Вооруженных сил США (Armed Forces Radio — AFN) под названием Underground. Каждую неделю я должен был брать интервью у гастролирующих артистов, которые приезжали в город Мюнхен, а Пит устраивал интервью с многими из звезд того времени, такими как Элтон Джон, Фрэнк Заппа, Fleetwood Mac, Humble Pie и многими другими. Я жил в здании радиостанции AFN в Мюнхене на улице Кальбахштрассе (Kalbachstrasse), расположенной рядом с известными Английскими садами. Многие из интервью, которые я провел, были сделаны именно там, как правило, ночью, после того как сотрудники радиостанции расходились по домам (про это я тоже мог бы рассказать многое). Вот, например, описание одной из сцен из моего временного «дома» в Германии.

Однажды Пит спросил меня, не смогу ли я приобрести некоторое стереооборудование для его друга по имени Джорджио. Тогда стереотехнику можно было приобрести по существенно более низким ценам через сеть «Аудио Клубов», санкционированных правительством США. Эти клубы были мало похожи на магазины типа «Best Buy», и представляли собой огромные склады таких «игрушек», как динамики, приемники и интегрированные усилители, причем все это с большими скидками, но доступно это было только для военнослужащих США и государственных служащих. Покупать что-то в «Аудио Клубе» и потом перепродавать было категорически запрещено, но, будучи бунтарем, я согласился купить то, что хотел иметь друг Пита. Интегрированные усилители — вот то, что он просил, и я купил их целых три. Меня попросили доставить усилители другу Пита домой. Оказалось, что у этого друга «домом» был роскошный отель под названием «Arabella House». Когда я приехал и подошел к стойке регистрации с просьбой позвать Джорджио Мородера, мне сказали: «Джорджио в подвале» и портье указал мне в сторону грузового лифта, чтобы спуститься вниз. Странно.

Дверь лифта открылась на цокольном этаже, и пока я тащил охапку коробок вниз по нескольким коридорам, то подумал, куда, черт возьми, меня занесло. Наконец я добрался до невзрачной двери с надписью «Студия». Открыв ее, я был просто ошарашен. Меньше всего я ожидал здесь увидеть нечто подобное. Там был полный комплект аппаратуры для студии звукозаписи: два магнитофона Studer, один 16-дорожечный, другой на два трека — для мастеринга, и еще гигантский микшерный пульт. В конце микшерного пульта на пару складных стульев были установлены модульный синтезатор Moog и клавиши, плюс ленточный контроллер группы. На клавишах играл усатый парень итальянского вида, который (сегодня) напомнил бы мне Марио из телеконкурса «Игры славы». Рядом с ним был мой друг Пит Белотте.
«Пол, познакомься с Джорджио», — мы пожали друг другу руки, как только я поставил коробки с оборудованием на пол. Глаза Джорджио загорелись, когда он увидел интегрированные усилители, которые я для него купил, и с явным итальянским акцентом он поблагодарил меня и сразу заплатил за них. Меня очень заинтересовало то, что я там увидел, потому что в то время я был в процессе создания своего собственного синтезатора (который позднее был назван Infinitizer) и был без ума от Moog, студий звукозаписи и всего, что связано с музыкой. Эта любовь к синтезаторам возникла в результате посещения живого концерта группы «Emerson, Lake and Palmer». Я никогда раньше по-настоящему не касался реального синтезатора Moog и не играл на нем, а здесь он был рядом, прямо напротив меня. Я был заворожен всей этой обстановкой. Джорджио только что выпустил одну из своих первых песен, под названием Son of my father ("Сын моего отца"), в которой он использовал один очень хороший рифф на синтезаторе.

Джорджо и я быстро подружились, и всякий раз, когда я только мог, я околачивался в его студии, пробуя играть на Moog и наблюдая процесс звукозаписи. В то время Джорджио делал деньги, производя каверы на популярные песни, переводя их на немецкий язык. Такие хиты, как например, «Sugar, Sugar» группы Archies переводились на немецкий, а затем немецкие языковые версии исполнял Джорджио с помощью сессионных музыкантов и певцов. Джорджио ненавидел то, чем он занимался, и хотел зарабатывать деньги, сочиняя «настоящую музыку», а не чушь из хитов «топ-40».
В течение следующего года или около того Джорджио и я вынашивали совместные планы, чтобы меня устроить на его место в студию звукозаписи, а Джорджио уйти из бизнеса по производству попсы из «тop-40». Но еще слишком многое должно было произойти, прежде чем наш план смог бы реализоваться.

Продолжение истории — "Правила"

Оригинал: Giorgio Moroder

Об авторе: Пол МакГоуэн (Paul McGowan) – директор (CEO) и сооснователь компании PS Audio Inc. из города Боулдер, Колорадо, конструирующей и выпускающей High End аудиопродукты и сервисы.

73.8 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.