Сергей Свитенко: хотелось всего и сразу

Сергей Свитенко: хотелось всего и сразу

Компании «Нота Плюс» в этом году исполнилось 18 лет. Именно их магазин на Большой Ордынке стал одним из первых Hi-Fi-салонов в Москве. Там побывал, наверное, каждый увлеченный хорошей техникой человек. Сергей Свитенко, генеральный директор «Нота Плюс» и герой нашего интервью, начал работать в компании с первых дней ее основания и даже немного раньше.

— Как вы оказались на Hi-Fi-рынке, почему связали с ним свою карьеру?

— Как всегда, все случайно и неслучайно. С ранних лет я так или иначе занимался чем-то неподалеку от музыки — светомузыку собрать, магнитофон переделать (с детства паяльник в руках). Когда учился в техникуме, а позже в институте (по профессии я инженер микроэлектронной техники), был звукооператором в группе, примочки гитарные паял. Даже пытался, правда, без особого успеха, научиться играть на гитаре, Сантаны из меня не вышло… Друзья, которые изредка ездили заграницу, привозили записи. Мы их переписывали на ленту, кассеты, и это был уже какой-то «бизнес». После окончания института поработал в оборонке. А потом мне знакомые предложили работу в магазине, продававшем аудиотехнику.

На собеседовании меня спросили: «А вы вообще разбираетесь в этом?» Конечно, ответил, что разбираюсь. Наврал. Я такую электронику видел только на картинках. Мечта детства Sharp 777, а тут… Магазин назывался «Александра Р», принадлежал он Торговому дому «Романов». Собственно, к ТДР мы относимся и сейчас. Это большой холдинг: от выпуска шампанского и вина до строительства.

Тогда, конечно, были совсем другие времена. Купить действительно хорошую технику было гораздо сложнее, чем продать. Если ты обладал чем-то уникальным, оно уходило просто влет.

— В какой момент появилась «Нота Плюс»?

— В салоне «Александра Р» было несколько подразделений: Hi-Fi-аппаратура, бытовая техника, кухонная и AV-мебель. Решили все это разделить. Четыре человека, и я в их числе, перешли во вновь созданный магазин. Так и появилась «Нота Плюс». День рождения мы отмечаем 25 ноября, хотя дата регистрации была несколько раньше. А 25 ноября 1995 года случилась первая продажа — вот ее мы и считаем настоящим Днем рождения.

— Почему вы назвали магазин «Нота Плюс»?

— Почему «Нота», я думаю, объяснять не надо. А вот «Плюс» появился по причине проверок на уникальность названия. Что-то уже называлось «Нотой». Вот и добавили плюс.

— На сайте компании указано, что вы в коллективе «почти с первого дня работы компании». Почему почти?

— На самом деле больше, как я говорил выше. Но я уходил на один год из «Ноты Плюс» в середине 90-х, работал в аудиторской компании. Причина этого поступка? Как и все, пытался открыть другие горизонты. Потом понял, звук — это мое. Однако когда вернулся, сначала занимался телевизорами. «Нота Плюс» взяла на дистрибуцию Loewe. А все тогда увлекались аудио, телевизорами торговать — коллективу было неинтересно. Но я взялся, и очень успешно продавал, пока бренд не начал уходить в национальные сети, которые его окончательно и добили. Сегодня Loewe пытается вернуться, но вряд ли у них что-то выйдет, рынок потерян. В конце 90-х направление по телевизорам у нас закрылось.

Тогда же появилось понимание, что продавать одну лишь технику становится бессмысленно. Нужно предлагать комплексные решения. И мы создали некое подобие того, что сейчас называют инсталляционным отделом. Чтобы не продавец договаривался с клиентом: «Я после работы подъеду, за символическую благодарность вам все настрою», а поставить этот процесс на коммерческие рельсы. Отвечать в полной мере за проектирование, инсталляцию, готовить документацию, кабельные журналы и т.д. Мы даже начали рисовать красивые картинки для клиентов: вот представьте, чтобы сделать схему коммутации я на ксероксе копировал увеличенную заднюю панель из технического руководства, рисовал стрелки, приклеивал это все на бумагу и опять делал с этого копию. Получившийся «документ» я прикладывал к проекту. Сейчас это выглядит смешно, но тогда мало кто умел работать на компьютере и пользоваться соответствующими программами, да и интернет получил активное распространение несколько позднее.

В 2002 году я стал генеральным директором «Ноты Плюс». Так и работаю уже более 10 лет.

— Когда «Нота Плюс» стала заниматься дистрибьюцией?

— С самого начала. Дело в том, что ТД «Романов» первым в Россию привез Onkyo, одним из первых начал поставлять Denon, напрямую поставляли Philips, Aiwa. Если помните, у всех этих фирм в те времена были Hi-Fi-деки и другие качественные устройства. Я до сих пор помню аналоговый FM-тюнер Onkyo с деревянными боками (индекс, увы, забыл). Как мне кажется, его до сих пор никто не переплюнул. Компакт-диски так не звучали! Непонятно, как из российских FM-станций тех времен вообще удавалось выжать такое качество звука. Загадка. И тот же ProAc. Мониторные полочные колонки Studio 100 за 900 долларов, это был шок! Кстати, сейчас они стоят 3000, и их по-прежнему покупают. Цена выросла не из-за жадности производителей и нас продавцов, она лишь показывает, как обесценились деньги.

Потом все эти бренды перешли в «Ноту Плюс». Позже мы поставляли в Россию REL, Ixos, Audio Pro, упомянутые выше Loewe, Barco, SAP, TAD. Брендов было много. И многих из них именно мы привезли сюда. Но мы никогда не хотели заниматься одним направлением, быть только дистрибьютором. Хотелось всего и сразу. Как показало время, мы правильно поступили. Да, мы не стали огромной компанией и вряд ли когда-нибудь станем. Но мы одни из «старейшин». Возьмем салон. Мы всегда оставались на одном месте, по этому адресу, на Большой Ордынке, 50. Более того, перед «Нотой Плюс» здесь был тоже наш магазин, только с другой вывеской — «Дом 50».

— Как вы решаете, с каким брендом работать, а с каким нет?

— Если бренд нам нравится… точнее не бренд, а продукция компании. Если она вписывается в наше понимание того, как должна звучать или показывать техника, это наш выбор. И качество, и надежность — все должно соответствовать, чтобы тебе потом не было стыдно это предлагать покупателю. Дальше, когда начинаешь работать, уже судишь, как строятся отношения с компанией, как она выполняет обязательства, обеспечивает сервис и т.д.

— Каким образом вы находите новые бренды?

— Часть брендов мы нашли на выставках в Лас-Вегасе, Мюнхене, Лондоне. Тут следует объяснить один момент. У нас есть основной бренд — ProAc. Поэтому часто мы выбираем то, что будет хорошо с ним согласовываться.

Бывает, и нас находят. Например, Audio Valve сами приехали в Москву, ходил их представитель по комнатам в конгресс-отеле «Ирис», где проходили раньше выставки, спрашивал, не хотите ли стать дистриьютором. Это небольшая немецкая компания, по сути, hand-made. Мы послушали — понравилось. Съездили к ним в гости, поговорили и решились. В первые годы люди говорили: «Да ладно, это китайщина какая-то». Но прошло 5 лет, сейчас это узнаваемый бренд. Продукция действительно сделана в Германии, в отличие от многих известных всем псевдоевропейских брендов.

Или кабель Groneberg — еще несколько лет назад неизвестный никому, не переоцененный по деньгам, но очень качественный продукт. Владелец AudioValve Хельмут Бекер мне сказал: «У меня друг есть, делает очень хорошие кабели, попробуй». Попробовали. Есть у него такие особенности, которых нет ни у кого. Мы понимаем, что им никогда не стать Audio Note или Van Den Hull по известности. Но те, кто понимает, ищет не имя, а звук — покупают. Конечно, имя важно, с ним легче продавать. Однако довести до потребителя новый интересный продукт, сделать ему это самое имя — не скажу, что это наше призвание, просто так получается.

— Менялся ли ваш портфель брендов в последние годы?

— Совсем немного. Появился Lindemann — малоизвестный бренд, хотя им пробовали заниматься в России до нас. Это очень качественная, но, к сожалению, довольно дорогая техника. Еще Burson Audio. Людям нравится, он в своей ценовой категории обыгрывает многих конкурентов. Не так давно Actyna Technologies стали возить. Вот ее мы нашли случайно. Дело было как: шли мы по выставке в Мюнхене и смотрим, что практически на всех стендах у аппаратуры и колонок ножки одинаковые. Присмотрелись, сфотографировали, спрашиваем: «Что это такое?» Нам ответили — Actyna, крохотная бельгийская компания, производит всего два наименования: Aris и DynAris. После этого мы ее нашли, съездили к ним в гости. Привезли к себе в салон и не поверили своим ушам! Продавать такие вещи можно только одним способом. Ставишь на них аппаратуру или колонки и предлагаешь человеку послушать, потом убираешь их и опять включаешь то же самое. И человек спрашивает: «Что ты сделал?» Потому что ощущение, будто систему поменяли. Это единственный известный мне бренд, выпускающий антирезонансные ножки, эффективность работы которых не зависит от приложенной нагрузки: 1,5 кг — работает, 50 кг — работает с той же эффективностью. В конструкции использован патентованный компаунд, который переводит механические вибрации сразу в тепло, минуя все промежуточные стадии. А в серии DynAris еще и пьезокристаллы запрессованы, что дополнительно вносит стабилизацию за счет электромеханических взаимодействий. Сейчас он продается очень хорошо, многие клиенты меняют свои прежние ножки на Actyna. Не назову дефицитом, но потребность такова, что мы не всегда обеспечиваем ее поставками. Кстати скоро линейка дополнится уникальной кабельной продукцией — образцы уже отслушали, скоро, надеюсь, предложим нашим клиентам.

— Расскажите об инсталляционном отделе компании

— Как я говорил, отдел вырос из домашних кинотеатров. Когда сложилась такая ситуация, что «простой смертный» самостоятельно установить и настроить их уже не мог. Пожалуй, за исключением однокоробочных комплектов, да и там все не так просто.

Позже, помимо кинотеатров, стали ставить автоматизацию, управление и прочее, но началось все с ДК. У нас небольшой проектно-инсталляционный отдел непосредственно в салоне, мы можем спроектировать кинотеатр, поставить управление: Lutron, Creastron, AMX и подобные (занимаемся проектированием и программированием таких систем). Мультирум на несколько зон — не вопрос. Но когда это большой объект, где требуется комплексное управление системами кондиционирования, слаботочными сетями, охраной, отоплением и т.п. — мы передаем это в специализированную компанию нашего ТД. Есть инсталляционные компании, которые пришли из AV, но начали заниматься всем, или, наоборот, кто недавно только добавил себе AV направление. Мы же хотим заниматься только тем, в чем уверены, в чем имеем профессиональный опыт, проверенный годами, а для всего остального у нас есть надежные, проверенные партнеры с огромным опытом в своей области.

— У вас в салоне есть несколько акустических комнат, их делал ваш инсталляционный отдел?

— Не совсем так. Первую основную комнату нам рассчитывали и проектировали специалисты из акустической лаборатории института телерадиовещания (точнее сейчас уже не вспомню), инсталляционного отдела у нас тогда и не было. До сих пор где-то лежит тот проект. Никаких дорогих материалов там нет, но в то время мы были единственным салоном, у кого вообще была специальная комната с акустической обработкой. Некоторые журналы, как «Салон АВ», и ваш в том числе, проводили в ней тесты и даже делали фотосъемки. Поднимаешь старые номера и видишь — вот оно, родное. Правда, потом мы ее переделывали несколько раз, меняли обивку стен, покрытие пола. Совершали ошибки. Например, однажды постелили дорогой шерстяной ковер. Мало того, что дорогой, так еще и с белым длинным ворсом. Он заглушил комнату полностью, звук стал мертвым. Но нет худа без добра, белый цвет, знаете, маркий. Утоптали ковер быстро и с радостью постелили вместо него обычный ковролин.

Потом меняли материалы стен, поглотители по углам, рефлекторы, все вроде по правилам. Но получался стерильный звук, к тому же комната все равно немного переглушена. А в таких даже разговаривать тяжело — через полчаса беседы садится горло. Не верьте, когда говорят, что все можно рассчитать. В реальности хороший расчет — это 30% успеха. А все остальное доделывается ушами. Пробуешь, ставишь другую отражающую панель, меняешь материалы.

По ее же примеру была сделана комната для домашнего кинотеатра. Никаких расчетов мы не проводили, все на слух. А третья комната, где мы ничего не делали, но просто так получилось, что по акустическим характеристикам она представляет собой буквально копию квартиры. Кривая, стекло, потолок дребезжит, но зато никто не скажет: «Я послушал здесь колонки, а у меня дома они звучат по-другому». Понятно, что нет смысла слушать в ней акустику за 50 000 долларов. Но во всем остальном это буквально «намоленное» место… Столько в ней систем прослушано и продано, что не сосчитать.

— В одном из залов у вас продаются виниловые пластинки. Еще один вид деятельности?

— Это отдельная история. Примерно 6 лет назад я познакомился с Дмитрием Паюком, более 20 лет он занимается пластинками, постоянно ездит в Европу, США, знает все выставки, барахолки, магазинчики, частных коллекционеров. Дмитрий предложил мне создать отдел в нашем салоне. Я понимаю, что та площадь, которая под них отдана, никак не окупается с точки зрения полученной прибыли, но происходит расширение круга покупателей. Сегодня человек купил пластинку, а завтра вертушку, послезавтра — усилитель. Скорее это маркетинговый инструмент.

Сейчас, по прошествии стольких лет, я могу точно сказать, что был прав на все 100 процентов. Только ленивый салон в Москве не попытался нас скопировать.

Для нас очень важно, чтобы пластинки были хорошо отобраны, были, буквально говоря, чистыми (после некоторых барахолок приходится ох как долго руки отмывать). Сейчас мы начали предлагать и совсем обычные пластинки по минимальной цене. Не всем нужен первопресс.

Кстати, о ценности первопресса. Были у нас две одинаковых пластинки The Beatles «Please Please Me», Parlophone, тот самый, что Gold print. Обе пластинки в идеальном состоянии, только у одной чуть конверт потертый. Стоимость их 6000 и 3000 долларов соответственно. Я и сам не думал, что музыка может так звучать. Там же моно! В тот момент, когда иголка опустилась на заходной трек, музыки еще не было, я не понял, что произошло. Монозвук же, а он просто вокруг. Шуршание иглы, ничего более, но такая атмосфера! Я не знаю, что за чудеса. Это из разряда «так не бывает». Но вот было.

— И все же какое из направлений компании вы бы могли назвать драйвером бизнеса?

— На самом деле мы не выделяем что-то более или менее важное. По большому счету в разные периоды времени нас поддерживает то одно направление, то другое. Например, этим летом в салоне стояла тишина — розничные клиенты предпочли, видимо, отдыхать на море или на даче. И это не только у нас, а на всем аудиорынке существенный спад. Зато есть инсталляционные проекты, куда мы закупаем технику, дилеры приходят. Казалось бы, правильней разделить все, как это сделали многие компании, но так как у нас бизнес небольшой, то такая многогранность помогает перекрывать риски.

Что касается меня лично, то я люблю работу с конечными клиентами. Потому что это живое общение и реальная помощь людям. Недавно зашел человек в магазин и говорит: «Вы мне когда-то подобрали стереосистему, мне денег не хватало». И я вспоминаю его. Еще в 90-х он пришел купить усилитель, рассказал, что потом будет копить на колонки и так расширять свою систему. А видно, что человек действительно болеет музыкой, но не готов сразу потратить значительную сумму. Тогда я ему поставил самый простой CD-проигрыватель и усилитель и недорогие мониторы. Включил — ему понравилось. Он спросил, сколько это стоит этот усилитель, а я объясняю, что вся система стоит ровно ту сумму, какую он планировал только на усилитель потратить. «Я же только усилитель надеялся приобрести», — удивился он. И вот, спустя 10 лет он приходит и говорит, что до сих пор та система работает, и он не желает ничего менять. Он счастлив, и мне хорошо.

— Что вы считаете самым важным для компании, что помогало переживать непростые времена?

— Стержень компании — коллектив. Уверен — другого такого не найти! У нас очень маленькая текучка. Работа в «Нота Плюс» — это всегда хорошая рекомендация. Кто уходил, открывал свой бизнес, кто-то перепрофилировался в инсталляторы. Обычно у нас работают по многу лет, например шесть человек в «Нота Плюс» уже 18 лет. Реально я другого такого коллектива не знаю. Отношения дружеские. Бывает конечно ругаемся, но зато все честно. И к клиентам честное отношение. У нас какой подход: продажа важна, но не любыми средствами. Не надо впаривать! Человек пришел, покажите ему, пусть он сам делает свой выбор. Навязать что-то, слить, чтобы получить бонус — никогда у нас такого не было.

Да, людям иногда нужно подсказать направление, дать совет, вот, обратите внимание еще и такая штучка есть. Он сейчас не купит, но потом вернется. Причем люди знают консультантов и рекомендуют их своим друзьям. Иногда звонит клиент в салон: «А Михаил сегодня работает? Нет? Я тогда завтра подойду».

— Помимо салона, вы продаете технику через интернет?

— Да, время такое, что приходится заниматься интернет-продажами, куда без этого. Но продавать High End в интернете — это бред! Маразм! Поэтому мы сознательно свой сайт называем интернет-витриной салона «Нота Плюс». Чтобы люди понимали: мы реальный салон с реальным товаром, а не универсальный интернет-магазин однодневка с бесконечным ассортиментом. Хотя через сайт в основном покупают разную мелочь: аксессуары, кабели, наушники, головки звукосномателей, виниловые проигрыватели и пластинки.

— Как «Нота Плюс» пережила кризисы 1998 и 2008 года?

— Кризис 1998 года, можно сказать, мы не заметили. Да, денежные потери были, банки закрывались, наш в том числе. Деньги доставали с трудом, но потерь клиентов не было.

С 2008 годом похожая ситуация. От нас ушел REL, но, зато мы очень успешно распродали их остатки, и это нам помогло. A вот в 2010-м кризис добрался и до нас — вышли из него только в конце года, за счет предновогодних продаж. 2012-й так и вообще был лучшим за все время существования «Нота Плюс». Увы, текущий год пока не самый легкий. Общая тенденция — люди перестали тратить деньги на аппаратуру. Дорогой сегмент по-прежнему пользуется хоть и небольшим, но стабильным спросом, дешевый ассортимент ушел в национальные сети, а средний у всех в России просто встал. Те потребители, которые могли бы купить технику в средней ценовой категории, предпочитают взять что-нибудь проще.

Увы, ценители High End — это люди старше 40 лет, я бы даже сказал, за 50. И совсем немного молодых.

— Что сегодня отличает рынок от того, каким он был в момент основания компании?

— Многое изменилось. Сегодня рынок переполнен предложением, неадекватным количественно. Это касается не только России, но и остального аудиорынка. Многие бренды деградировали — что-то ушло в корпорации, какие-то бренды выкуплены китайцами. Уважаемые ранее, они по инерции уважаемы и сейчас, но ничего собой не представляют. Идет эксплуатация старого имени, при этом подход к ассортименту, воспроизведению и качеству изготовления, мягко говоря, изменился.

Если говорить о людях, то энтузиасты остались. Их состав несколько поменялся, пришли другие технологии, другие интересы. По большому счету 99% населения весь этот High End не нужен. Кто-то может интересоваться, но это как повод поговорить. Ведь для его покупки нужны еще и средства, которых у большинства энтузиастов нет. К тому же сейчас люди предпочитают на другие вещи тратить деньги. Говоря в целом, как был, так и остался High End рынком энтузиастов.

У вас же в журнале читал статью Джека Инглиша из Stereophile, написанную в 90-х годах о том, что High End мертв. Уже тогда все считали, что High End не жилец. А вот ничего, как-то существуем. Более того, в последние годы видим ренессанс винила. И даже молодежь приходит, причем непонятно, откуда они про винил узнали. Моя версия — диджейская культура. Я для себя открыл, что и у диджеев, оказывается, есть хороший и плохой винил. Тот, который дешевый, и тот, который стоит безумных денег. Меня это удивляет, поскольку я знаю лишь «другой» винил, но это не может не радовать.

— Обычно говорят, что главные изменения последних лет — это смена носителей

— Еще в 90-х я читал статью в одном из журналов, где было написано примерно следующее: «Когда вам предлагают купить The Beatles на мини-дисках, задумайтесь, вас хотят обуть в пятый раз!» Виниловые пластинки, катушки, кассеты, компакт-диск, мини-диск. А потом: SACD, DVD-Audio, MP3, Blu-ray, а сегодня уже HD-треки. Вот и подумайте, сколько раз можно купить The Beatles.

Всего пять лет назад ни один цифровой носитель не приближался по качеству к CD. А сегодня мы можем честно себе признаться — CD мертв. Осталось ему жить только в руках аудиофилов, кому важно подержать диск в руках. Коллекционная вещь.

Все уходит в поток, твердотельные накопители, NAS и т.п. И можно купить HD-треки напрямую у студий — вот уж качество, недостижимое ранее ни на каких носителях. Конечно, бывает, к нам попадают те же первопрессы виниловые, записываем их на пленку — звучат еще лучше. Я не могу этого понять, да и не только это... Я, инженер по образованию, даже себе не могу объяснить, почему сетевой провод от усилителя до розетки меняет звук. И не хочу объяснять, я слышу — и мне этого достаточно.

Новое поколение выбирает наушники, портативное аудио. Увы, в большинстве своем эта техника не дает качественного ощущения музыки. Другое дело, что все равно некоторых из них она приводит в Hi-Fi, кто-то из диджеев начинает слушать винил, далее идут хорошие колонки. Благо сейчас на рынке появилось много USB ЦАП-ов, среди молодежи они становятся популярны. Потому что все-таки есть разница, как слушать.

Обратите внимание, как много пассажиров в метро с большими качественными и дорогими наушниками. Я лично видел Grado, Sennheiser, AKG и прочие. И это хорошо. Потому что после приличных наушников они задумываются о правильном звуке в машине и дома.

— Как вы думаете, что будет происходить с AV-техникой в ближайшие 5 лет?

— Купить аналоговые носители, типа виниловых пластинок, станет невероятно трудно. Уже сейчас непросто найти коллекционный винил в хорошем качестве. Его станет еще меньше. CD-диски перейдут в такой же класс. Начнут искать «первопрессы» в хорошем состоянии.

В видео… Не знаю, вот 3D родился и не особо пошел. Одно дело смотреть на большом проекционном экране в кинотеатре или дома, другое — на маленькой панели. До тех пор, пока не сделают объемное изображение без очков, все это не будет пользоваться большим спросом. К тому же не так много качественного контента в нужном формате.

В аудиотехнике, пожалуй, заметней всего появление цифровых усилителей. Их стали делать все, даже признанные High-End-компании. Кое-кому, что меня удивляет, даже удается. Хотя основная масса — потраченное время и деньги. Мне вообще кажется, что это тупиковая ветвь эволюции.

Кстати, ездил однажды в Michell Engineering. У них на стене висит плакат, на котором фотография молодого Стива Джобса рядом с вертушкой Michell. И подпись: «Человек, сделавший больше всех для смерти аналогового аудио, слушал Michell». И это правда! Джобс изменил рынок выпуском iPod. Вот если появится «Джобс-2», придумает что-то неожиданное… будет интересно.

— Считаете ли вы себя аудиофилом?

— Нет. Иногда я в шутку говорю клиентам — меломания и аудиофилия, это своего рода болезнь, причем неизлечимая. Это неплохая болезнь, многим лучше других «-маний» и «-филий», но проблема «филов» в том, что они перестают слушать музыку или смотреть кино. Они обсуждают достоинства кабеля, разрешение динамиков в среднем и низкочастотном диапазоне, скорость нарастания сигнала и макродинамику, но забывают о главном для чего все эти инженерные ухищрения изобретены. О музыке. Бывают курьезные случаи. Приходит покупатель и говорит: «Колонки ProAc Studio 100 хорошие?» — «Хорошие». «А если внутренние поменяю провода?» — «Можно и поменять». «Акустические терминалы им Mitchell делают?» — «Да». «А если я другие поставлю?» — «Ставьте». «А еще вот тут динамики советуют…» Тут уже говоришь: «Слушайте, а не дороговато за 3000 долларов конструктор покупать?»

Сейчас еще появилась новая категория — увлеченные винтажной техникой. Я ее и сам признаю, у меня дома стоит Thorens 2000 с золотым ключиком. Отличная система, хотя винтажной его пока рано называть, ей чуть больше 15 лет. Да и коллекция старых радиоприемников в моем кабинете никого не оставляет равнодушной. Но, как правило, эти люди приобретают старые колонки, несмотря на то, что подвесы осыпались, диффузоры провисли, а корпуса рассохлись и ждут чуда, пытаясь убедить себя и окружающих в том, что именно так и должно быть… Иногда действительно можно найти уникальное винтажное изделие, однако важно понимать, что для того чтобы оно заработало, так как нужно, придется приложить немало физических и материальных усилий.

— Какую музыку любите?

— Сложно сказать. Я с удовольствием слушаю отдельные классические произведения, но вряд ли пойду в концертный зал. Не мое. Я не фанат рока, более того, скажу кощунственную вещь — я никогда не понимал Deep Purple, сегодня равнодушен к Pink Floyd, хотя в детстве заслушивался и почти поклонялся Wish You Where Here. Как поклонялся и Queen и Фредди Меркьюри, почти плакал, когда он умер. Иногда с огромным удовольствием могу включить AC/DC или Black Sabbath. Люблю джаз, но не импровизационный. Блюз, босса-нову, да много что могу послушать. Правда, фанатизма, как в молодости, уже нет. Музыка должна соответствовать настроению и обстановке, тогда она, вне зависимости от жанра, доставляет удовольствие.

— Смотрите кино?

— По долгу службы иногда хожу в кинотеатр. Потому что не посмотреть «Аватар» нельзя. Потом еще надо купить диск, сравнить с тем, что дает аппаратура. На этом все мое киноманство заканчивается.

На мой взгляд, за последние 20 лет появилось два-три нормальных фильма. Скажу как персонаж из «Человека с бульвара Капуцинов»: «Я перестал любить кино. Я разучился верить людям…» Шучу. С удовольствием смотрю некоторые фильмы прежних лет.

— Какой совет вы дадите читателю нашего журнала, решившему серьезно подойти к вопросу покупки домашней Hi-Fi-системы?

— Выбирайте своими ушами. Меньше внимания обращайте на чужое мнение. Обходите стороной замыленные рекламой бренды, у которых маркетинга в цене больше, чем звука.

И бегать от продавца к продавцу — это неуважение. Не обижайте человека, если он провел с вами работу. Очевидно, что продавец тоже хочет кушать и должен заработать. Я реально вижу, как на форумах пишут: «Ты сходи в «Ноту Плюс», послушай, а я тебе потом помогу купить дешевле». Ведь фактически вы крадете у человека, который действительно с вами работал. Цените внимание, порядочность и будьте благодарными.

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 11, 2013
71.46 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.