Цифровая компакт-кассета DCC: история оцифровки, брит-попа, откровенной рекламы и отличного пива [перевод]

Цифровая компакт-кассета DCC: история оцифровки, брит-попа, откровенной рекламы и отличного пива [перевод]

Восход и закат цифровой компакт-кассеты (Digital Compact Cassette, DCC) остается поучительным уроком для электронных гигантов. Он показывает, насколько правильно вы можете сделать практически все, но в итоге все равно получится плохо. Как и брит-поп, который ненадолго зацвел в тех же 1993-1996 годах на шумихе и нахальной рекламе и увял из-за маркетинговых махинаций, жадных пиарщиков и блестящих конкурентов.

С одной стороны, это был очень смелый шаг, ведь в прошлом десятилетии Philips успешно запустил формат CD с миллиардами продаж, а также CD-ROM и CD-I. Разумеется, все это было сделано совместно с Sony. Тем не менее, для запуска цифровой кассеты Philips неожиданно решил отказаться от Sony и образовал альянс с другой японской корпорацией Matsushita, более известной как Panasonic.

Их совместная задача состояла в создании цифрового медианосителя с возможностью записи, который также был бы доступным и портативным, имел обратную совместимость и мог применяться как в студиях звукозаписи, так и дома. Такой формат, которым можно было бы торговать в тысячах музыкальных магазинов, еще работавших на тот момент.

Существуют две основные причины, почему Philips не остановился на продвижении новых CD-R в качестве универсального формата для профи и дома. Во-первых, компакт-диск был только 16-разрядным, что не очень подходило для топового Hi-Fi или более требовательных студий. А во-вторых, CD-R в то время являлся довольно дорогим в производстве и закупке, даже если это была оптовая партия. Один студийный инженер рассказал мне, как однажды он решил нарезать на CD-R сборник любимых треков для своей подруги на ее день рождения. Это было еще в начале 1990-х годов. Сегодня цена пустого CD-R может быть ниже, чем пара пенсов на единицу. А тогда, включая процесс прожига, это удовольствие стоило 200 фунтов (приблизительно 450 в нынешнем эквиваленте) — и все ради одного-единственного CD-R. Цены на хороший CD-резак исчислялись тысячами фунтов.

Казалось, DCC были логичным способом принести Hi-Fi звук в мир гостиных, плюс потребители могли воспроизводить на них свои сотни миллионов аналоговых кассет, выпущенных по всему миру еще с 1960 года.

Как же тогда олдскульная пленка смогла стать цифровой? Ответ на самом деле довольно прост. Цифровая информация записывалась на магнитную ленту в виде двоичного кода так же, как она наносится на слой на CD или DVD. Затем плеер считывал код с ленты, который пропускался через головки и декодировался обратно в музыкальный аудиосигнал.

Спецификации выглядели довольно впечатляющими для своего времени. 18-битные цифровые ленты имели два стереоканала на четырех дорожках каждый с продолжительностью воспроизведения до 90 минут. DCC-деки умели воспроизводить обычные кассеты, которые могли быть куплены 20 или 30 лет назад. Кроме того, DCC-рекордеры умели записывать по S/PDIF сигнал с цифрового источника на дискретизации 32, 44,1 и 48 кГц. Оцифровка аналогового сигнала устанавливалась на 44,1 кГц, и из-за низкой скорости ленты 4,8 см в секунду пришлось идти на некоторые ограничения.

Для этого компания Philips создала новый звуковой кодек сжатия, похожий на MPEG-1 Audio Layer или MP1 и получивший название PASC (Precision Adaptive Sub-band Coding). PASC понижал битрейт фонограммы компакт-дисков с 1,4 Мбит/с до 384 кб/с, достигая степени сжатия приблизительно 4:1.

Многие энтузиасты полагали, что PASC выдает лучшее качество звука, чем системы ATRAC с 5:1 сжатием, которое использовалось в новом формате Sony MiniDisc (подробнее об этом позже). Philips утверждал, что рекордер может восстановить все недостающие данные с кассеты DCC, даже если одна из восьми аудиодорожек была совершенно нечитаемой, или если все дорожки оказались нечитаемыми на 1,45 мм пленке.

Сама DCC кассета была идентична размеру старого формата; основное отличие заключалось в том, что отверстия для катушек были только с одной стороны, плюс имелась сдвижная стальная шторка, чтобы защитить ленту, когда она не была в контакте с двумя 9-дорожечными головками, записывающими и воспроизводящими цифровую информацию, которая затем конвертировалась в звуковой сигнал.

В результате звук зачастую был чертовски хорош, разве что время от времени немного холодноват. Я видел еще в 1995 году, как DCC дека использовалась для миксдауна брит-поп группы Panic в студии Acid Jazz на Дэнмарк стрит в Лондоне. Это была, как я позже узнал, временная мера на один конкретный уик-энд. Но даже это показало потенциал DCC — про-студии никогда бы не сбросили микс на обычную кассету.

Что же пошло не так с ДКК?

Hi-Fi-бренды — Marantz, Optimus, Technics и America’s Radio Shack — присоединились к начинанию Matsushita и Philips и выпустили широкий спектр DCC-дек. Реклама первой модели Philips на испанском ТВ (см. видео ниже) произвела несколько противоречивое впечатление с ее творческим переосмыслением природных, так сказать, веществ.

Формат DCC был запущен в конце 1992 года вместе с мейджор-лейблами Warners и EMI, так что на рынке оказался достаточный выбор DCC-изданий, от Дайаны Росс до Лу Рида и тогда еще очень юных U2, и перспективы выглядели более чем радужно. Был шквал из нескольких тысяч продаж, а также некоторая заинтересованность «полупрофессиональных» студий. Philips, казалось, сделает состояние. Но деньги, как ни странно, стали первой проблемой, серьезно ударившей по продажам DCC-рекордеров: имеется в виду реакция публики на четырехзначные цены в сегодняшних деньгах.

Конечно же, DCC-плееры были дешевле, но отсутствие функции записи отменяло весь смысл затеи для большинства Hi-Fi-фриков и меломанов, а также для тех, кто работал в независимых или домашних студиях. В то же время Великобритания сама переживала «черную среду», экономический спад, а процентные ставки составляли 15 процентов. Плохое время для малого бизнеса и в частности для студий, чтобы занимать деньги. Цены за границей были ниже, но даже в США диапазон оставался довольно внушительным — от 600 до 1700 долларов.

Первоначальный шок усугубился, во всяком случае, в Великобритании по причине близорукости и скупости пиарщиков. Люди из маркетинового отдела часто не хотели выдавать на тест или даже в аренду первые партии DCC-рекордеров. Приведу один пример: в то время в издательстве IPC Media работало около 75-и журналистов на фуллтайме и фрилансе. Они держали на плаву такие музыкальные журналы, как NME, Melody Maker, Vox и имели общий тираж изданий более чем 350 тысяч экземпляров. Тем не менее, Philips неохотно выделила в общей сложности две DCC-деки на всех сотрудников и фрилансеров IPC Media. Если пиарщики Philips и пытались поделиться с журналистами своим видением нового саунда, то способ для этого, надо признать, они выбрали не слишком удачный.

Кроме того, репутация DCC-дек начала портиться из-за засорения головок. Со старыми аналоговыми кассетами было более-менее терпимо, но если вы играли DCC-пленки, чистка требовалась все чаще и чаще. Вся суть DCC заключалась в том, что можно было записывать в цифровом виде, а затем воспроизводить цифровые и аналоговые ленты; и когда вы регулярно переключали тип ленты, в конечном итоге приходилось прибегать к помощи пылесоса для чистки головки практически ежечасно (это из личного горького опыта). Часть проблемы состояла в том, что головки записи и воспроизведения были неподвижны, как в аналоговой деке. Это давало большую стабильность, с одной стороны, с другой, как результат, большее сопротивление и накопление оксида. Поэтому в DAT магнитофонах — основном инструменте профессиональных студий звукозаписи — используется вращающийся барабан магнитных головок, подобный тому, что в VHS и S-VHS-системах. Philips использовал высококачественную ленту, но даже хороший материал в конечном счете имеет потери от ржавления и, как оказалось, пленки DCC изнашиваются быстрее.

Другой (меньший) удар произошел, когда пользователи обнаружили, что головки DCC-деки нельзя размагничивать, и если вы использовали обычный кассетный демагнитизатор, они, вероятно, будут повреждены, причем безвозвратно.

Все эти проблемы были бы преодолимы в условиях чистого поля конкуренции и высоких продаж, но в обоих случаях это было не так. Практически с самого начала у цифровой кассеты имелся серьезный конкурент — новый формат Sony MiniDisc. Также как и VHS, уступающий Betamax по характеристикам, он в итоге выиграл гонку, как выиграл ее и ATRAC, которому было далеко по качеству звучания до DCC. И хотя минидиск не имел обратной совместимости с чем-либо, был он намного компактнее, дешевле и быстрее. Используя магнитно-оптический диск в качестве устройства хранения данных, больших проблем с чисткой он не имел.

Свет, который горит в два раза ярче…

В последнюю неделю ноября 1995 года во время компьютерной выставки HCC Dagen в Утрехте (Нидерланды) компания Philips представила портативный рекордер DCC-175, который мог быть подключен практически к любому IBM-совместимому персональному компьютеру с помощью кабеля. DCC-устройством можно было управлять с помощью ПК, и это было в некотором смысле предвестником аудио док-станции для iPhone. Идея модели со встроенным графическим эквалайзером стала еще одним смелым шагом, но DCC-175 был доступен только в Нидерландах. По правде говоря, было уже слишком поздно для цифровых кассет, но еще слишком рано для док-станций.

В течение определенного времени формат DCC в большинстве стран Западной Европы являлся даже более распространенным, чем MiniDisc, да и голландцы его любили, но конец пришел быстро. В течение года Philips выбросил полотенце на ринг и остановил производство всех кассетных цифровых дек. Другие Hi-Fi производители в скором времени последовали его примеру, хотя некоторые из них и так уже прекратили выпуск. На рынке говорили, что у Philips не оставалось выбора, кроме как свернуть с пути по примеру брит-попа, популярность которого пошла на спад после пары случаев нечестного пиара и маркетинговых грешков.

Однако DCC не пропал без следа: идея использования неподвижной магнитной головки позднее получила дальнейшее развитие в продукции дочернего предприятия Philips-Onstream, занимавшегося хранением данных. Магнитные головки до сих пор применяют в некоторых жестких дисках, хотя сейчас они, как правило, используют другой тип GMR, а не AMR, как в DCC. А кроме того, техническая инновация, впервые созданная для головок DCC, призвана с тех пор для столь же благородной задачи — фильтрации пива. Крошечные кремниевые пластины с микронной перфорацией, как выяснилось, отлично подходят для отделения частиц пивных дрожжей.

Что касается DCC-аппаратуры, рекордеры и плееры по-прежнему всплывают на eBay с ценами от £ 50 до £ 250 в зависимости от состояния, к ним также прилагается стопка DCC-кассет. Некоторым аудиоэкспертам очень нравится восстанавливать поврежденные модели. В отличие от других забытых аудио форматов, DCC не обрел культового статуса. Его главная проблема в том, что он оказался не молодым, но и не слишком старым; не полностью цифровым, но и не аналоговым олдскулом. Тем не менее, нет никаких сомнений, что с технической точки зрения DCC была безусловно хорошей попыткой, по-настоящему инновационной. Так что все мы должны поднять в ее честь бокал с микрофильтрованным пивом!

Оригинал: Forgotten audio formats: Digital compact cassette

Другие статьи цикла «Забытые аудиоформаты» Фила Стронгмена (Phil Strongman):

Забытые аудиоформаты: гигантские аудиокассеты Elcaset [перевод]

Проигрыватель винила в автомобиле или С чего начинался автозвук [перевод]

76.43 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.