Максим Кочеров: Я сегодня больше меломан, чем когда-либо

Максим Кочеров: Я сегодня больше меломан, чем когда-либо

Бренды Monitor Audio, Arcam, Nordost, Cambridge Audio, Burmester, Hegel, Plinius, System Audio, REL и ряд других поставляет в нашу страну дистрибьюторская компания Barnsly Sound Organization. C одним из ее основателей и нынешним главой Максимом Кочеровым и состоялась наша долгая беседа.

Максим, расскажите, как получилось, что вы занялись Hi-Fi-бизнесом?

Думаю, никто не удивится, узнав, что к этому привело мое детское увлечение западной рок-музыкой. Это еще 70-е и начало 80-х. Мой старший брат имел круг общения, где в ходу были столь дефицитные в то время записи и пластинки. У нас дома звучали Led Zeppelin, Grand Funk, Uriah Heep и Creedence. Уровень техники, конечно, был важен, ведь пластинку давали на 2-3 часа, ее приходилось срочно переписывать на пленку, а уж слушать можно потом. В результате магнитофону отводилась роль «центра вселенной», деньги тратили на него, а усилитель, акустика и даже проигрыватель — я о виниле, разумеется, — на них обращали гораздо меньше внимания. Техника тогда у всех стояла по большей части отечественная. Катушечная Астра была хорошим вариантом, но прижимной механизм работал неэффективно, потом у знакомых «спекулянтов» стали появляться кассетные деки AKAI, и наконец, видя, что я полностью поглощен музыкой и процессом ее записи себе и друзьям, отец купил кассетную деку AIWA с регулировкой тока смещения. В общем, никто не удивился, когда я решил пойти в Московский Институт Связи (ныне МТУСИ), где помимо прочего изучал усилители, акустику. Поэтому мне знакома вся техническая часть звуковой аппаратуры, я отлично знаю, что такое нелинейные искажения, обратная связь, чувствительность. После окончания, несколько лет работал инженером в КБ, затем на только появившемся канале РТР, а весной 93-го года я, на ржавом Опеле моего друга Володи, привез на «Горбушку» Hi-Fi компоненты AIWA и Pioneer. Мне кажется, мы с товарищами были первыми, кто начал целенаправленно продавать на «Горбушке» не видеомагнитофоны и телевизоры, а именно Hi-Fiкомпоненты. Шла эпоха копирования CD на пленку, главным хитом продаж были двухкассетные деки — производили их недостаточно для наших реалий. Я даже видел, как люди дрались за них! Человек подходит, смотрит — есть техника. Говорит: «Отлично, куплю жене телевизор и потом подойду за декой». Через 15 минут возвращается, а уже кто-то последний экземпляр забирает. Вот нервы у покупателей и сдавали...

Специализированных английских и американских брендов я тогда не знал. Казалось, что весь Hi-Fi делают японцы. Продолжалось это все до 1997 года, когда мы решили все это прекратить. Стало неинтересно, потому что все свелось к «перемещению коробок».

Получается, начинали вы с розничной торговли?

В основном да, но иногда отдавали технику на реализацию в несколько магазинов по Москве. Скажем, это были зачатки дистрибьюции. В 1997 году мы занялись продажей специализированных брендов. Случайно познакомились с одним японцем — этот товарищ почему-то обладал правом на дистрибьюцию в России марок MordauntShort, Eltax и Dantax. С них мы и начали. Очевидным стартом стало участие в выставке Hi-Fi Show в 1997 году. У меня был шок. Оказалось, что здесь совсем новый мир. Тут «Пурпурный Легион», «Панорама», какие-то огромные колонки, запредельный перформанс, погруженные во все это люди. А у нас три микро-бренда. Срочно требовалось развитие. Способ был простой: открываешь английский журнал What Hi-Fi, смотришь, о ком пишут и отсылаешь этой компании факс с предложением.

Почему вам были интересны именно английские бренды?

В первую очередь, многие именно британские марки были на слуху. Опять же, мне лично нравится их стиль: сдержанность во внешнем проявлении в сочетании с глубоким пониманием сути вещей. Ну и очень важно первое впечатление, которое на меня произвели полочные колонки Mordaunt-Short MS 05, сделанные в английских традициях. Я до сих пор помню, какое удивление у меня вызвал звук из этих маленьких недорогих колонок. Довольно быстро получилось договориться с Atacama Audio (стойки для колонок) и Acoustic Energy. АЕ, в тот момент, как раз представили первую бюджетную серию 100, они получили прекрасные отзывы в прессе. Мне кажется, именно Acoustic Energy положили начало тому, что производители колонок стали серьезно относится к бюджетному сегменту, тогда прочие дешевые АС выглядели и звучали неказисто, постучишь по ним — будто картон. Вообще, за свою карьеру я испытал несколько позитивных шоков от продуктов, и первые впечатления от систем Acoustic Energy — также в этом ряду. Собственно, с них у нас и наладился бизнес. Не знаю, понравилось ли людям название, или все же звук, плотный и привлекательный, но Acoustic Energy определенно сыграли роль паровоза, толкнувшего нас к быстрому развитию.

В 1997 году я поехал на выставки во Франкфурт (High End Show, что сейчас проходит в Мюнхене) и в Лондон (Hi-Fi Show). К этому времени мы стали интересоваться различными аксессуарами, а тогда, в Англии производителем кабелей номер один считалась фирма Cable Talk, все хотели получить их на дистрибьюцию. Но никто не мог договориться с Тони Хоппером, он был человеком сурового нрава. И вот, в Лондоне, мой английский еще слабоват, мы садимся за стол и выясняем, что нам улыбнулась удача. Он просто устал и понял, что пора бы решить вопрос с Россией. Сидим и слушаем без перерыва его 20-минутный экспрессивный монолог, я киваю головой и в какой-то момент осознаю, что меня уже куда-то уносит. Он рассказывал о том, как надо продавать его кабели, но мы мало что поняли... однако, договор был у нас в руках. Правда, позже обнаружилось, что эти кабели крайне сложно купить, их никогда нет в наличии, все распродано еще в Англии.

Так и продолжали оставаться верны английскому звуку?

Нет, прочитав What Hi-Fi, я взялся за журнал Stereophile. Многое обнаружилось там. В том числе новозеландская Plinius и датская System Audio — эти бренды с нами до сих пор, и чувствуют себя прекрасно! Вот этот момент, на рубеже 98-99 годов, можно и считать началом компании Barnsly Sound Organization. И да, это было время кризиса. Но нам повезло, произошла очень интересная ситуация. Acoustic Energy выпустили 200-ю серию. Линейка была чуть дороже популярной тогда 100-й, зато с металлическими диффузорами — как в знаменитых мониторах АЕ1, они пионеры в этой области. Но произошла неприятность: What Hi-Fi написали разгромную рецензию. А для них — это значит все, ставим крест. Правда, колонок уже большую партию изготовили, и не знали, что с ними делать. Предложили нам взять несколько контейнеров без предоплаты. В то время это были удивительные условия, они нам доверяли. Представьте себе, кризис, из наших именитых коллег, кто поумней — осторожен в закупках, кто не обдумал ситуацию — просто сидели в долгах. А у нас есть товар, тогда как ни у кого его нет. Дилеры пришли к нам. Тут мы постигли, что не обязательно иметь самый лучший бренд в своем портфеле, нужно еще и отличаться от остальных участников рынка. В общем, пережив кризис, мы стали стремительно развиваться.

По каким критериям подбирались бренды для дистрибьюции?

Вначале пробовали почти все из свободных брендов, что попадались на глаза и чем-то цепляли. Довольно скоро мы поняли, что дело не в количестве брендов, а в качестве работы с имеющимися партнерами. Кстати, это наше преображение довольно скоро оценили в индустрии — теперь уже к нам начали обращаться производители с предложениями о сотрудничестве, первым стал Myryad в 1999г. Разумеется, сейчас таких предложений еще больше, мы все их рассматриваем, но подходим очень взвешенно. При определении ассортимента мы используем принципы категорийного менеджмента — избегаем излишней внутренней конкуренции между моделями разных брендов. Мы отказывались от дистрибьюции, если чувствовали, что не хватает сфокусированности на бренде, мы не хотим быть в положении «собаки на сене». Теперь эти марки весьма успешно развиваются нашими коллегами — и это прекрасно, несмотря на конкуренцию с ними! Я вообще уверен, что конкуренция необходима, она мотивирует компанию развиваться и двигает весь рынок в целом. Как мне кажется, наша компания добилась успехов, в значительной степени благодаря двум людям, с которыми нам повезло встретиться. Это Крис Шорт (брат основателя Mordaunt-Short, бывший директор этой фирмы, в период нашего знакомства — директор Myryad) и Ларс Кристенсен из Nordost. Крис Шорт учил меня подходам к бизнесу, дилерам, коллегам и потребителям. Не то, чтобы прямо учил — скорее давал бесценные советы. И все с непередаваемым английским юмором! В свою очередь, Ларс Кристенсен научил нас работать с Hi-Fi-техникой. Понимаете, он, в отличие от большинства своих коллег, не рассказывает о товарах, а показывает их в работе. Он сравнивает кабели Nordost из разных линеек, или с кабелями конкурентов, стоимостью в несколько раз выше, — и ты видишь: что он обещает, то ты и получаешь. Обещает приращение качества — ты его слышишь, причем фантастическое. Я действительно отдаю себе отчет, что благодаря Ларсу и Nordost мы до сих пор слушаем музыку и не превратились в «офисных крыс», следящих за цифрами продаж в компьютере. Потому что самое главное, когда мы просим какие-то деньги за технику, это должно быть не из-за шпона, двенадцати слоев лака и каких-нибудь хромированных болтов. Должен быть «вауэффект», его дает любимая музыка, звучащая так, что эмоциям нет предела. Не менее сотни дисков в моей коллекции — это музыка, которую заводил Ларс во время своих бесчисленных посещений магазинов в России, и на выставках. Она звучала так, что дух захватывало.

На ваших глазах на рынке произошло несколько революций: появление многоканального звука, DVD, сейчас цифровые медиаплейеры...

Мы начинали еще в те времена, когда LD с ProLogic был чудом. Домашний кинотеатр в массы пошел с появлением DVD. Понятное дело, с распространением DVD оживились производители акустики, ведь вместо двух колонок можно продать пять и еще сабвуфер в придачу. Кстати, интересно проследить, как менялось представление производителей о роли центрального канала. Вначале он был маленький, невзрачный, зачастую там стояли иные динамики, чем во фронтальных АС. Через несколько лет они поняли, насколько важна когерентность звукового поля, центральные каналы стали большими и мощными. Возросла роль женщин при решении сделать покупку. Украду мысль Ульриха Ранке, владельца компании Ceratec, о том, что стерео — это для мужчины, он чаще будет сидеть и слушать музыку в одиночестве. А домашний кинотеатр — семейное развлечение, поэтому женщина поддерживает покупку многоканальной системы. Вот и получилось, что в магазины стали приходить более широкие массы. Не только меломаны, но и люди, кто смотрит кино, а это практически сто процентов населения. Носители, конечно, менялись. Винил, кассета, CD, и сегодня уже медиаплейеры. CD-проигрыватели практически перестали производить, хотя небольшие продажи сохранились. Мы ожидаем, что останется минимальный уровень продаж CD-плейеров, ведь у людей остались коллекции и кому-то — как, например, мне, нравится держать в руках реальный диск в упаковке с обложкой. Естественно, мы учитываем движения рынка, недавно начали работать с Dune HD, нынешним лидером в производстве качественных медиаплееров. В марте следующего года у Dune выходит High End модель, где инженеры серьезно переработают звуковую часть. Конечно, iPhone/ iPad и медиаплейеры, да и просто ноутбук — это очень удобно. Настолько, что иногда человек готов мириться с худшим звуком. Но мы стараемся, чтобы ему не пришлось идти на компромиссы — уже сейчас существенную долю продаж техники наших брендов электроники (Cambridge Audio, Arcam, Hegel) составляют компактные ЦАПы. С их помощью звук с компьютера подается через интерфейс USB, в обход низкокачественной, как правило, встроенной звуковой карты компьютера. Дальше уже аналоговый звук хорошего качества идет на Hi-Fi систему, либо активные мониторы. Вот и получается, что звук уже не приносится в жертву удобству цифры.

Сегодня большая часть рынка дорогой аппаратуры — это частные инсталляции. Да, и здесь наблюдается очень любопытная ситуация. Обычно, когда покупатель приходит в магазин, он выбирает глазами, возможно, чтото слышал о том или ином аппарате. Просит продавца посоветовать, продемонстрировать. Инсталляторы делают продажи иначе. У них есть каталог, и часто, клиент не смотрит, что это за продукт. Заказчик может вообще не знать, что это за техника такая, инсталлятор обсуждает выбор с дизайнером. Фактически, конечный потребитель видит купленный продукт впервые, когда въезжает в дом. Другими словами, в этом сегменте все зависит от инсталлятора. Если ему нравятся наши товары — у нас будет успешный бизнес.

Максим, какая техника установлена у вас дома?

Я переехал год назад, и пока никак не могу решить вопрос с мебелью. Поэтому техника у меня стоит на даче: усилители Hegel и акустика System Audio. В будущем, домой, планирую электронику Burmester и колонки System Audio Explorer. С кабелями Nordost — это будет убийственное сочетание.

Часто слушаете музыку?

Мне Дэвид Хоббс из Monitor Audio оформил подписку на журнал Record Collector. И я сегодня меломан даже больше, чем когда-либо. Читаю о том, как записывались диски в 60-70-хх годах, — этот период мне особенно интересен. Так я узнал, что группа The Animals, известная мне до недавнего времени всего лишь по двум хитам, оказывается, играла прекрасный блюз. Зато Yardbirds, хотя там и работали лучшие гитаристы Эрик Клэптон, Джефф Бек, Джимми Пейдж, мне как-то не пришлась по вкусу. Увы, сегодня по большей части слушаю музыку в машине и самолете. Но потихоньку собираю любимые пластинки, в том числе на виниле. Очень важна возможность послушать их так, как они звучали, когда их создавали... И большие конверты очень люблю! Надеюсь в будущем, когда изменится мой темп жизни, стану проводить больше времени в непосредственном общении с музыкой. Как 30 лет назад, когда все начиналось.

И последний вопрос, какой совет вы бы дали покупателю, решившему впервые в жизни купить себе Hi-Fi систему?

Давайте изобретем последовательность событий, которая приведет к хэппи-энду. Начать нужно с покупки нескольких номеров вашего журнала. Посмотреть о чем пишут, какие тенденции на рынке, новинки, вдруг что-то вызовет симпатию. После чего найти несколько специализированных магазинов, в которые вам будет удобно сходить. Придти туда со своими пластинкамидисками-файлами, и попытаться получить «вауэффект», восторг от музыки. Причем он чудесным образом может появиться и на системе за 20–30 тыс. рублей. Надо обязательно послушать несколько систем, сравнить впечатления, и выбрать ту, которая «проберет» вас сильнее всего — но не забывать про универсальность, система должна хорошо играть разную музыку из той, что вы предпочитаете слушать. Я не советую покупать компоненты по отдельности, сначала всегда лучше брать комплект — удачное сочетание компонентов очень важно. Это уже в будущем, можно постепенно улучшать систему и подбирать отдельными единицами. Удачи в поисках!

Опубликовано в журнале Stereo&Video, № 12, 2011
63.01 дБ +

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.