Каков юридический статус искусственного интеллекта при создании музыки? [перевод]

ТEКСТ: Комментарии (4)
73.42 дБ
Каков юридический статус искусственного интеллекта при создании музыки? [перевод]

Искусственный интеллект может писать музыку, но становится ли он от этого артистом и творцом? Сейчас ИИ меняют музыкальную индустрию, и законодательству придется отвечать на странные вопросы о принадлежности авторства. Создают ли ИИ-алгоритмы свою работу сами, или же это работа людей? Что произойдет, если ИИ, натренированный на песнях Бейонсе, создаст трек в ее стиле? «Я не буду ходить вокруг да около, — ответил генеральный директор ИИ-стартапа iZotope Джонатан Бэйли (Jonathan Bailey), — но это самый настоящий юридический ад».

В американских законах об авторском праве ни разу не встречается слово «человек», и в судах по этому поводу тяжб было не так чтобы много. В итоге ИИ в сфере копирайта попадает в какую-то серую, очень неоднозначную зону. Более того, законы также не принимают в расчет уникальные возможности ИИ — способность работать без перерыва и копировать стиль конкретных исполнителей. И в зависимости от того, в какую сторону склонится закон, ИИ может стать подспорьем в креативном процессе или злом, отнимающим работу у людей — а может, и тем, и другим.

Уже сейчас ИИ может копировать манеру артистов, и закон ему в этом не препятствует. Возьмем ИИ, натренированный на Бейонсе. «Пусть его зовут Botyonce, если хотите, или же BeyoncAI, — говорит Мередит Роуз (Meredith Rose), консультант Public Knowledge. — Если такая система создает музыку, которая звучит, как треки Бейонсе, есть ли на нее какие-то права у самой Бейонсе? Многие эксперты считают, что нет».

«Закон не требует выплачивать ей прибыль, если только вы не используете конкретные сэмплы из уже выпущенных песен», — объясняет Роуз. — Полезно ли это для исполнителей — вопрос, требующий обсуждения. Думаю, и суды, и мы с вами согласимся, что алгоритм, которому скармливали песни Бейонсе и который выдает музыку — всего лишь робот. Ничего своего, оригинального он к этому делу не добавил».

Суды защищают проекты, работающие «в чьем-то стиле», с неохотой, поскольку музыканты влияют друг на друга с начала времен. Так считает Крис Маммен (Chris Mammen), партнер в Womble Bond Dickson. «Следует ли давать авторские права исполнителю, на чьих песнях тренировался создавший музыку ИИ? Традиционный ответ в данной ситуации — нет, поскольку результат работы не является оригинальным произведением данного исполнителя», — утверждает он.

Для того, чтобы были проблемы с авторскими правами, ИИ нужно создать песню, которая будет звучать так же, как какая-нибудь уже существующая. По мнению Роуз, проблемой может стать еще и то, что ИИ тренировался на песнях исполнителя без согласия этого музыканта, и таким образом он нарушил личные или авторские права.

«Дело не в творчестве той же Бейонсе в целом, а в одной конкретной работе», — говорит Эдвард Кларис (Edward Klaris), управляющий партнер в Klaris Law. — Трек, созданный ИИ, должен звучать не просто как песня в стиле Бейонсе, но как конкретная песня, которую она уже выпустила. Если бы такое произошло, то, думаю, это можно было бы назвать нарушением авторских прав».

Если целенаправленно учить ИИ на песнях конкретного исполнителя, можно встретиться с другими неприятностями. Джефф Бекер (Jeff Becker), адвокат Swanson, Martin & Bell, специализирующийся на индустрии развлечений, указывает, что люди, управляющие ИИ, могут нарушить эксклюзивные права исполнителя на создание различных работ на основе уже выпущенного оригинального материала. «Если компания, использующая ИИ, копирует защищенную авторским правом песню для того, чтобы научить с ее помощью ИИ звучать в стиле определенного исполнителя, она может встретиться с несколькими потенциальными проблемами», — говорит он.

И вообще неясно, можно ли учить ИИ на защищенной копирайтом музыке. Когда вы покупаете песню, спрашивает Маммен, получаете ли вы также права на использование ее в качестве данных для обучения ИИ? Некоторые эксперты, с которыми пообщались журналисты The Verge, отметили, что на этот вопрос пока нет точного ответа.

На Winter Music Conference редакция The Verge устроила круглый стол о состоянии ИИ в музыке, где присутствовали Бейли, технический директор Splice Мэтт Аймонетти (Matt Aimonetti) и генеральный директор Amadeus Code Тайши Фукуяма (Taishi Fukuyama). И один из посетителей спросил: «Могу ли я лицензировать всю свою фонотеку и получить право учить на ее основе ИИ?»

«Сейчас, — ответил Аймонетти, — в этом нет необходимости».

Даже если система смогла достаточно точно сэмулировать звучание артиста, сам артист потратит кучу времени на то, чтобы доказать, что ИИ был создан именно для того, чтобы скопировать этот стиль звучания. В рамках закона об авторском праве необходимо доказать, что тот, кто обвиняется в плагиате, был на самом деле знаком с оригиналом. И если обвинить в плагиате ИИ, то кто сможет доказать, что алгоритм тренировался именно на треках обвиняющего исполнителя? Реверс-инжинирнг нейронной сети — не самая простая задача, и посмотреть, какие песни ей скармливали, сложно, поскольку «это всего лишь конфигурация цифровых значений», — считает Бейли.

И, конечно, есть горстка дел, в которых композиторы засудили других исполнителей за то, что те не указали авторство, но компания, использующая ИИ, может попросту объявить принцип его работы корпоративным секретом, и истцам придется серьезно попотеть в суде для того, чтобы добиться его раскрытия. «До этой точки смогут добраться, пожалуй, только крупнейшие и известнейшие исполнители, ведь это дорого», — говорит Бекер.

Еще один важный вопрос в случае с использованием ИИ — это вопрос авторства. Кто же является автором таких треков — сам алгоритм или люди, которые его написали?

Дискуссиям о том, можно ли присвоить авторство алгоритму, уже более 50 лет. В 1965 году комитет по авторскому праву поднял этот вопрос в своем ежегодном отчете в разделе «Проблемы, возникающие с развитием компьютерных технологий». В отчете сказано, что комитет уже получил одну заявку на музыкальную композицию, созданную компьютером, и «уверен, что число работ, спродюсированных или написанных компьютерами, как и число вопросов в области авторского права в этой сфере, будет расти».

Но несмотря на то, что вопрос этот поднимался ранее, судебная система США все еще достаточно зыбкая в определении авторства работ, созданных не непосредственно человеком. Сейчас адвокаты цепляются за прецедент, в котором вообще не участвуют ни компьютеры, ни ИИ — это дело об обезьяне, сделавшей селфи.

История проста: хохлатая макака взяла пульт дистанционного управления от фотоаппарата и наделала фотографий с самой собой. Вопрос в том, кому принадлежат права на получившиеся фотографии — фотографу, который установил камеру и подобрал правильные настройки, или макаке, нажавшей на кнопочку?

В девятом слушании суд США постановил, что обезьяна владельцем авторских прав быть не может. Он привел два аргумента: наличие в тексте закона слов «дети» и «супруги» подразумевает, что автор должен быть человеком, и, несмотря на то, что компании могут подавать в суд на другие компании, «они все равно созданы людьми и принадлежат людям, а не животным».

Многие порталы развернули обсуждения на базе результата этого слушания, пытаясь выяснить, как работает авторское право в случае с ИИ. Если прав не может быть у макаки, то что же насчет мелодии, созданной ИИ? Получат ли авторские права люди, создавшие алгоритм, сам ИИ, или же результат работы станет достоянием общественности?

Главная проблема в том, что нынешние законы США не видят разницы между людьми и не-людьми. Однако краткое изложение практик Бюро авторских прав США сильно упирает на то, что человечность необходима для признания авторства. Во внутреннем документе Бюро в кратком изложении есть глава «Требования к людям для обладания авторскими правами». Есть и часть, описывающая авторство работы при отсутствии автора-человека.

Согласно изложению, растения не могут быть авторами. Также ими не могут стать сверхъестественные существа, и авторство нельзя признать у «работ, созданных машинами или в результате механического процесса с использованием случайных последовательностей или в автоматическом режиме без какого-либо творческого вмешательства человека». В изложении добавили случай с обезьяной — «фотографии, сделанной обезьяной» невозможно присвоить авторство. Но про ИИ все еще нет ни слова.

Все закрутилось совсем недавно. Разработчики Endel, алгоритма, создающего персонализированные звуковые ландшафты, подписали контракт о распространении контента с Warner Music. И в этом контракте нужно было указать, кого считать автором каждого трека, чтобы правильно зарегистрировать авторские права. Поначалу компания даже не знала, кого назвать «композитором» шестисот мелодий, поскольку их сгенерировал ИИ. В итоге, основатель компании Олег Ставицкий решил, что авторами укажут всех шестерых разработчиков Endel. «У меня теперь есть права композитора, — говорит он, — хотя я не знаю, как писать музыку».

Решение кажется абсурдным, но если не давать людям авторские права при использовании ИИ, можно серьезно снизить полезность этих алгоритмов в творческой работе. «Если вы принимаете результат работы ИИ как новую форму творчества и при этом отбираете права у того, кто этот алгоритм создал, вы просто отнимаете у него желание творить», — считает Кларис.

Endel указала всех шестерых разработчиков композиторами, потому как в Штатах необходимо заявить о своих правах на авторство. Но если вдруг что-то пойдет не так — как и в случае с макакой — авторам нужно будет доказать, что именно они создали эту работу. То же самое, возможно, придется провернуть с музыкой и ИИ для того, чтобы создать прецедент о том, как вообще работать с таким типом контента и как развит закон об авторском праве. И тут есть миллион способов.

Сейчас, конечно, вопросов намного больше, чем ответов. Если копнуть глубже, то проблемы ИИ и авторства становятся уже «экзистенциальными», — замечает Роуз. Может ли ПО быть креативным? Могут ли творения ИИ никому не принадлежать?

«Мы еще не поняли, — говорит Бекер. — В данный момент мы как раз прокладываем путь к ответам на эти вопросы».

Оригинал: We've Been Warned About AI And Music For Over 50 Years, But No One's Prepared

ТЕГИ:#ИИ#AI
73.42 дБ +

Комментарии

#

На это можно взглянуть следующим образом: ИИ это всего лишь своего рода инструмент (как гитара или шарманка) который создаёт музыку по указанным человеком параметрам. То что он делает это стохастическим образом (как кажется некоторым) особенность программного кода. Так что автором будет человек написавший код и предоставивший ему информацию для обучения.

- 50 дБ +
#

Это еще цветочки, вот когда ИИ научится создавать и самих исполнителей, с уникальным звучанием, начнется веселье.

- 50 дБ +
#

Еще не читал, но одобряю, в обед ознакомлюсь

- 50 дБ +
#

Хехе... Интересно девки пляшут )) ИИ субъектом права не является, так что да - права либо у создателя, либо у иного правообладателя. А сам ИИ это инструмент, вроде молотка. То, что:

В американских законах об авторском праве ни разу не встречается слово «человек»

это ничего, надо посмотреть что у них говорится в законах об объектах и субъектах прав. Так что что там говорит Джонатан Бэйли про "настоящий юридический ад" не совсем понятно. Хорошо бы первоисточники посмотреть...

- 50 дБ +
Чтобы оставить комментарий, войдите, пожалуйста.